Александр Тесленко - Каменное яйцо. Яйцо каменное


Каменное яйцо с человеческим лицом

 

Каменное яйцо с человеческим лицом

 

Необычный камень идеальной яйцевидной формы был найден в США уже более ста лет назад. Но до наших дней учёные так и не выяснили: Кто и когда вырезал на камне человеческое лицо и некоторые символы? Чем это можно было сделать? Каково его предназначение? 

 

Таинственный камень

Как гласит история, в 1872 году в Нью-Хемпшире (Новая Англия), США возле озера Уиннипесоки, при рытье ямы для фундамента, рабочие нашли кусок глины, из которого торчало что-то тёмное. Внутри оказался тёмный камень яйцевидной формы с очень странной резьбой. С одной стороны каменного яйца было вырезано лицо человека, с другой початок кукурузы, круги, спирали, полумесяц. До этого ничего подобного никто ещё не находил. Возникла масса вопросов: Кто сделал камень? Для чего он? Сколько ему лет? Чем это вырезано?

Сегодня ни по одному из вопросов нет достоверного ответа, и никто не в состоянии сказать наверняка, что это за артефакт, поэтому он получил название «Таинственный камень».

Местный бизнесмен Сенека Лэдд, который нанимал рабочих, зарегистрировал открытие. Ледд, будучи натуралистом, уже имел обширную коллекцию реликвий и образцов. Он был в восторге от нового открытия и выставлял реликвию с энтузиазмом. Ледд умер в 1892 году, а в 1927 году одна из его дочерей пожертвовала камень в историческое общество в Нью-Хемпшире. Сейчас он в музее истории Нью-Хемшира. Камень окружили зеркалами, демонстрирующими все символы со всех сторон. Камень 4 дюйма длиной, 2,5 дюйма толщиной открыт со всех сторон. С одной стороны изображены точки, спирали, с другой стороны початок кукурузы, круг с тремя фигурами. Американский натуралист Ледд предполагал, что камень мог быть символом договора между племенами. Другие говорили, что камень кельтский или инуитов.

Исследования артефакта специалистами

В письме исторического общества 1931 года описывалось, что это был «таинственный камень», подвергнутый механической обработке, встроенный в куске глины, в окружении твёрдой породы или кораллов. Любопытной деталью было то, что с обоих концов камня были бреши различного размера. Каждый канал имел прямой, а не конический ствол. Согласно анализам, проделанным государственными чиновниками в 1944 году, царапины в нижнем отверстии позволяют предположить, что камень устанавливался на металлический вал и снимался, причём несколько раз.

Археолог Ричард Бойсверт заключил: «Я видел несколько отверстий, просверленных в камне, что соответствует технологиям, связанным с доисторической Северной Америкой». Определённая неравномерность в нанесении отверстий могла быть закономерна для того времени. Бойсверт предположил, что отверстия могли быть пробурены электроинструментами в XIX или XX веках: «То, что мы видели, могло быть изготовлено несколько сотен лет назад».

Отверстие в верхней части камня

В результате анализа, проведенного геологом Евгением Будетте, пришли к выводу, что камень состоит из кварцита, получаемого из песчаника или милонита, мелкозернистых, слоистых горных пород. Такой материал формируется в результате смещения слоёв горных пород вдоль разломов. Породы такого типа не могли возникнуть в Хемпшире, но источник появления камня неизвестен. Очень тяжело выяснить происхождение таинственного камня. Проблемой является и то, что во время его находки, никто не зафиксировал, даже приблизительно, глубину, где он находился. Акцент был сделан больше на сам необычный объект, а не на детали, такие как почва и глубина, где он был найден. Возможно, что-нибудь было рядом с ним, и как далеко это было от озера. Окружение, контекст иногда может быть более информативным, чем сам артефакт. Эта информация могла бы многое прояснить, но она уже никогда не будет известна.

Директор общества коллекций и выставок Уэсли Балл подсказал один из путей для исследований таинственного камня. Это может быть поиск подобной символики. Всегда есть надежда, что подобные изображения встретятся в каких-либо рукописях, тем более, что артефакт обрабатывали приблизительно в XIX веке.  

 

 

Источник

potustorony.ru

Каменное яйцо читать онлайн

— Генетикам давно известна неопровержимая истина, — внушительно произнес профессор, глубокомысленно наморщив высокий лоб, — что все живые существа, у которых в природе нет смертельно опасных врагов, обречены на вымирание.

Вдруг какой-то худющий лопоухий студент из первого ряда звонко воскликнул:

— А динозавры существовали на Земле сто пятьдесят миллионов лет!

— Да, и динозавры… Они давно вымерли.

— Однако, представьте только, жили сто пятьдесят миллионов лет! — не унимался студент. — Я думаю, профессор, будь у них серьезные враги, динозавры вымерли бы намного скорее.

— Дорогой коллега, это прекрасно, что у вас собственная точка зрения, собственные мысли. Это меня радует, но не мешайте, пожалуйста, читать лекцию.

С работы он возвращался усталый. Вроде бы ничего особенного и не произошло в тот день. Обычная конторская суета, телефонные звонки и бумаги-бумаги, указания шефа и уважительные поклоны подчиненных, но почемуто чувствовал такую усталость, будто отработал неделю без перерыва. Едва плелся от метро, зевал, то и дело останавливался, опираясь на каменный парапет, но превозмогая слабость, продолжал идти, чувствуя, что иначе может уснуть. С неба сеялась противная морось, серая и нудная. На площади Великого Кверкуса виднелась на фоне туч величественная фигура из камня в длинной рясе, в высокой фуражке с длинным козырьком.

Обошел монумент вокруг, недолго посидел на громадной букве «я» выложенного на земле древнего лозунга:

«Остается жить тот, кто умеет приспосабливаться».

Сладко зевнул и снова заставил себя встать. Тяжелый портфель оттягивал руку. В душе — ни единого желания, кроме неодолимого стремления — спать. Тянулись в голове вялые мысли о домашних делах, обязанностях и потребностях. Но хотелось лишь одного — поскорей доплестись до кровати и провалиться в царство блаженного забытья.

Поднялся лифтом на свой этаж, прежде чем позвонить, тронул ручку замка, и дверь открылась.

— Это ты? — донесся из кухни голос Дины.

Он пробурчал что-то невнятное, стараясь, однако, сохранить в голосе доброжелательные нотки, чтобы не рассердить жену. Ей нельзя сейчас волноваться, осталось уже недолго… Едва удержался, чтобы не отругать — опять не заперла двери, совсем не думает о собственной безопасности. В последнее время куцехвостые зашевелились, по квартирам, правда, не слышно, чтоб шастали, но кто знает, чего от них ждать можно, освоятся как следует да и начнут квартиры чистить.

— Закрывай скорее. Сквозняк!

— Да закрываю уже, — промямлил он и хвостом толкнул дверь.

Завр медленно разделся, повесил мокрую шляпу на вешалку, снял плащ. Споткнувшись о свой портфель, поставленный на пол, взял его и направился в кухню.

Дина любила, как ему казалось, чтобы он вечером после работы посидел с нею, рассказывая новости, советуясь.

Жена с серьезным видом выслушивала Завра, задумчиво кивала головой, то и дело перебивая его репликами, вроде: «Так-так, это ты правильно ему ответил, пусть знает, что у тебя свои убеждения, что ты и сам умеешь приспосабливаться не хуже других».

Ему давно надоел этот вечерний ритуал, но в то же время и привык к нему.

— Добрый вечер. Я сегодня так устал.

— Голоден?

— Нет… Но что-нибудь съел бы.

— Тебя ждет твой любимый омлет.

Завр наклонился и достал из портфеля коробочку с лекарством.

— Вот я принес для тебя… Это нужно… Говорят, это лучшее средство, чтобы скорлупа яйца была крепкой, чтобы оно не разбилось во время…

— Ой, Завр, не говори об этом… мне нельзя волноваться. Доктор сказал, что я очень впечатлительная особа. Стоит мне только представить, как повезут мое яйцо, бросят его…

— Не бросят, а положат, моя дорогая, в теплый, стерильный песок.

— Ах, оставь… Как подумаю, мне становится дурно.

— Ну, прости, прости, больше не буду. Но этот препарат ты обязательно должна принимать. Мало ли что может случиться. Никогда не угадаешь, где подстерегает беда. Нужно ко всему получше подготовиться.

— Прошу тебя, замолчи! А лекарство давай, я приму его сейчас же. Спасибо!

— Внимательно прочитай инструкцию, там все написано… Ты такая красивая сегодня…

— Правда?

Завр утомленно смотрел из-под слипающихся век на Дину. Она была раздета. В помещении тепло, а гостей они не ждали. Вообще не любили гостей. Завр смотрел на ее стройное темно-зеленое тело, красивую, но, честно говоря, глупенькую головку на длинной грациозной шее, на короткий, но удивительно сильный, будто вылепленный и ограненный рукою мастера, хвост.

— Конечно, правда, моя дорогая. Разве я тебе когда-нибудь врал?

— За такое вранье я на тебя ни за что не обижусь.

— Вот и хорошо… — Завр сладко зевнул. — Как ты себя чувствуешь?

— Уже, наверно, скоро… Доктор сегодня сказал.

— Гордись, это твое… наше первое. Принимай лекарство, мне оно нелегко досталось.

Дина манерно прищурилась, склонила голову в наигранной задумчивости.

— Ты что-то говорила про омлет.

— Да-да. Прости, — она подошла к электроплите, раздраженно достала из духовки большую сковороду, поставила на стол. — Приятного аппетита.

— Спасибо.

Она медленно вышла из кухни, остановилась перед зеркалом в коридоре, с явным удовольствием осмотрела себя, потом, пройдя в гостиную, села на диван.

«Пускай Завр в одиночестве уплетает свой омлет. Как мне надоел этот омлет. Меня тошнит от одного этого слова. Какая гадость… А мужчинам только и подавай омлет. А он же из яиц… Конечно, нельзя быть такой впечатлительной, но как он может есть такую мерзость? И не вывернет же его наизнанку? Но я тоже должна приспосабливаться и к своему идиотику, и к его блажи…»

Дина раскрыла коробочку, проглотила одну таблетку, потом начала читать инструкцию. Вдруг она заверещала:

— За-авр?! Что ты мне принес? Как это понимать?! — вскочила и неуклюже засеменила на кухню.

— Что ты принес мне? Как это понимать? — Дина швырнула коробочку с лекарствами на стол, а листок инструкции ткнула под нос.

Завр спокойно пробежал глазами строчки плотного текста, затем усмехнулся:

— Ах, прости, моя дорогая, это я перепутал. Так устал сегодня. Это я сам принимаю. Прости.

Он протянул руку к портфелю и достал точно такую же коробочку:

— Вот, держи, это уже твои.

Дина сердито достала сразу две таблетки и кинула в рот, с обиженным видом села к столу и принялась изучать инструкцию. Наконец сказала заученно:

— Спасибо… Что нового на работе? Почему ты не рассказываешь?

— Круговерть обычная… — улыбнулся иронически.

1

ruslib.net

Александр Тесленко - Каменное яйцо читать онлайн

Александр Тесленко

Каменное яйцо

— Генетикам давно известна неопровержимая истина, — внушительно произнес профессор, глубокомысленно наморщив высокий лоб, — что все живые существа, у которых в природе нет смертельно опасных врагов, обречены на вымирание.

Вдруг какой-то худющий лопоухий студент из первого ряда звонко воскликнул:

— А динозавры существовали на Земле сто пятьдесят миллионов лет!

— Да, и динозавры… Они давно вымерли.

— Однако, представьте только, жили сто пятьдесят миллионов лет! — не унимался студент. — Я думаю, профессор, будь у них серьезные враги, динозавры вымерли бы намного скорее.

— Дорогой коллега, это прекрасно, что у вас собственная точка зрения, собственные мысли. Это меня радует, но не мешайте, пожалуйста, читать лекцию.

С работы он возвращался усталый. Вроде бы ничего особенного и не произошло в тот день. Обычная конторская суета, телефонные звонки и бумаги-бумаги, указания шефа и уважительные поклоны подчиненных, но почемуто чувствовал такую усталость, будто отработал неделю без перерыва. Едва плелся от метро, зевал, то и дело останавливался, опираясь на каменный парапет, но превозмогая слабость, продолжал идти, чувствуя, что иначе может уснуть. С неба сеялась противная морось, серая и нудная. На площади Великого Кверкуса виднелась на фоне туч величественная фигура из камня в длинной рясе, в высокой фуражке с длинным козырьком.

Обошел монумент вокруг, недолго посидел на громадной букве «я» выложенного на земле древнего лозунга:

«Остается жить тот, кто умеет приспосабливаться».

Сладко зевнул и снова заставил себя встать. Тяжелый портфель оттягивал руку. В душе — ни единого желания, кроме неодолимого стремления — спать. Тянулись в голове вялые мысли о домашних делах, обязанностях и потребностях. Но хотелось лишь одного — поскорей доплестись до кровати и провалиться в царство блаженного забытья.

Поднялся лифтом на свой этаж, прежде чем позвонить, тронул ручку замка, и дверь открылась.

— Это ты? — донесся из кухни голос Дины.

Он пробурчал что-то невнятное, стараясь, однако, сохранить в голосе доброжелательные нотки, чтобы не рассердить жену. Ей нельзя сейчас волноваться, осталось уже недолго… Едва удержался, чтобы не отругать — опять не заперла двери, совсем не думает о собственной безопасности. В последнее время куцехвостые зашевелились, по квартирам, правда, не слышно, чтоб шастали, но кто знает, чего от них ждать можно, освоятся как следует да и начнут квартиры чистить.

— Закрывай скорее. Сквозняк!

— Да закрываю уже, — промямлил он и хвостом толкнул дверь.

Завр медленно разделся, повесил мокрую шляпу на вешалку, снял плащ. Споткнувшись о свой портфель, поставленный на пол, взял его и направился в кухню.

Дина любила, как ему казалось, чтобы он вечером после работы посидел с нею, рассказывая новости, советуясь.

Жена с серьезным видом выслушивала Завра, задумчиво кивала головой, то и дело перебивая его репликами, вроде: «Так-так, это ты правильно ему ответил, пусть знает, что у тебя свои убеждения, что ты и сам умеешь приспосабливаться не хуже других».

Ему давно надоел этот вечерний ритуал, но в то же время и привык к нему.

— Добрый вечер. Я сегодня так устал.

— Голоден?

— Нет… Но что-нибудь съел бы.

— Тебя ждет твой любимый омлет.

Завр наклонился и достал из портфеля коробочку с лекарством.

— Вот я принес для тебя… Это нужно… Говорят, это лучшее средство, чтобы скорлупа яйца была крепкой, чтобы оно не разбилось во время…

— Ой, Завр, не говори об этом… мне нельзя волноваться. Доктор сказал, что я очень впечатлительная особа. Стоит мне только представить, как повезут мое яйцо, бросят его…

— Не бросят, а положат, моя дорогая, в теплый, стерильный песок.

— Ах, оставь… Как подумаю, мне становится дурно.

— Ну, прости, прости, больше не буду. Но этот препарат ты обязательно должна принимать. Мало ли что может случиться. Никогда не угадаешь, где подстерегает беда. Нужно ко всему получше подготовиться.

— Прошу тебя, замолчи! А лекарство давай, я приму его сейчас же. Спасибо!

— Внимательно прочитай инструкцию, там все написано… Ты такая красивая сегодня…

— Правда?

Завр утомленно смотрел из-под слипающихся век на Дину. Она была раздета. В помещении тепло, а гостей они не ждали. Вообще не любили гостей. Завр смотрел на ее стройное темно-зеленое тело, красивую, но, честно говоря, глупенькую головку на длинной грациозной шее, на короткий, но удивительно сильный, будто вылепленный и ограненный рукою мастера, хвост.

— Конечно, правда, моя дорогая. Разве я тебе когда-нибудь врал?

— За такое вранье я на тебя ни за что не обижусь.

— Вот и хорошо… — Завр сладко зевнул. — Как ты себя чувствуешь?

— Уже, наверно, скоро… Доктор сегодня сказал.

— Гордись, это твое… наше первое. Принимай лекарство, мне оно нелегко досталось.

Дина манерно прищурилась, склонила голову в наигранной задумчивости.

— Ты что-то говорила про омлет.

— Да-да. Прости, — она подошла к электроплите, раздраженно достала из духовки большую сковороду, поставила на стол. — Приятного аппетита.

— Спасибо.

Она медленно вышла из кухни, остановилась перед зеркалом в коридоре, с явным удовольствием осмотрела себя, потом, пройдя в гостиную, села на диван.

«Пускай Завр в одиночестве уплетает свой омлет. Как мне надоел этот омлет. Меня тошнит от одного этого слова. Какая гадость… А мужчинам только и подавай омлет. А он же из яиц… Конечно, нельзя быть такой впечатлительной, но как он может есть такую мерзость? И не вывернет же его наизнанку? Но я тоже должна приспосабливаться и к своему идиотику, и к его блажи…»

Дина раскрыла коробочку, проглотила одну таблетку, потом начала читать инструкцию. Вдруг она заверещала:

— За-авр?! Что ты мне принес? Как это понимать?! — вскочила и неуклюже засеменила на кухню.

— Что ты принес мне? Как это понимать? — Дина швырнула коробочку с лекарствами на стол, а листок инструкции ткнула под нос.

Завр спокойно пробежал глазами строчки плотного текста, затем усмехнулся:

— Ах, прости, моя дорогая, это я перепутал. Так устал сегодня. Это я сам принимаю. Прости.

Он протянул руку к портфелю и достал точно такую же коробочку:

— Вот, держи, это уже твои.

libking.ru

Яйцо " каменное" | Страна Мастеров

1.

Здравствуйте гости на моей страничке! Очень мне понравились МК по имитации камня http://stranamasterov.ru/node/730011?c=favorite , http://stranamasterov.ru/node/549155?c=favorite . Спасибо девочкам за их науку!!! Решила сделать " каменные" яйца.Может быть не все получилось, где-то цвет не понравился, но сам процесс создания понравился.Попробую сделать в этой технике еще что-нибудь.Пасха- христианский праздник. Поэтому посчитала, что иконки на яйцах будут уместными. Посмотрите, что у меня получилось из кусочков газеты, прошлогоднего настенного календаря и картинок из старого журнала.

Здравствуйте гости на моей страничке! Очень мне понравились МК по имитации камня http://stranamasterov.ru/node/730011?c=favorite , http://stranamasterov.ru/node/549155?c=favorite . Спасибо девочкам за их науку!!! Решила сделать " каменные" яйца.Может быть не все получилось, где-то цвет не понравился, но сам процесс создания понравился.Попробую сделать в этой технике еще что-нибудь. 
 Пасха- христианский праздник. Поэтому посчитала, что иконки на яйцах будут уместными. Посмотрите, что у меня получилось из кусочков газеты, прошлогоднего настенного календаря и картинок из старого журнала. фото 12.

Как я делаю подставки для яиц, можно посмотреть здесь http://stranamasterov.ru/node/741098 .

Здравствуйте гости на моей страничке! Очень мне понравились МК по имитации камня http://stranamasterov.ru/node/730011?c=favorite , http://stranamasterov.ru/node/549155?c=favorite . Спасибо девочкам за их науку!!! Решила сделать " каменные" яйца.Может быть не все получилось, где-то цвет не понравился, но сам процесс создания понравился.Попробую сделать в этой технике еще что-нибудь. 
 Пасха- христианский праздник. Поэтому посчитала, что иконки на яйцах будут уместными. Посмотрите, что у меня получилось из кусочков газеты, прошлогоднего настенного календаря и картинок из старого журнала. фото 23. Здравствуйте гости на моей страничке! Очень мне понравились МК по имитации камня http://stranamasterov.ru/node/730011?c=favorite , http://stranamasterov.ru/node/549155?c=favorite . Спасибо девочкам за их науку!!! Решила сделать " каменные" яйца.Может быть не все получилось, где-то цвет не понравился, но сам процесс создания понравился.Попробую сделать в этой технике еще что-нибудь. 
 Пасха- христианский праздник. Поэтому посчитала, что иконки на яйцах будут уместными. Посмотрите, что у меня получилось из кусочков газеты, прошлогоднего настенного календаря и картинок из старого журнала. фото 34. Здравствуйте гости на моей страничке! Очень мне понравились МК по имитации камня http://stranamasterov.ru/node/730011?c=favorite , http://stranamasterov.ru/node/549155?c=favorite . Спасибо девочкам за их науку!!! Решила сделать " каменные" яйца.Может быть не все получилось, где-то цвет не понравился, но сам процесс создания понравился.Попробую сделать в этой технике еще что-нибудь. 
 Пасха- христианский праздник. Поэтому посчитала, что иконки на яйцах будут уместными. Посмотрите, что у меня получилось из кусочков газеты, прошлогоднего настенного календаря и картинок из старого журнала. фото 45.

И еще одно яйцо.

Здравствуйте гости на моей страничке! Очень мне понравились МК по имитации камня http://stranamasterov.ru/node/730011?c=favorite , http://stranamasterov.ru/node/549155?c=favorite . Спасибо девочкам за их науку!!! Решила сделать " каменные" яйца.Может быть не все получилось, где-то цвет не понравился, но сам процесс создания понравился.Попробую сделать в этой технике еще что-нибудь. 
 Пасха- христианский праздник. Поэтому посчитала, что иконки на яйцах будут уместными. Посмотрите, что у меня получилось из кусочков газеты, прошлогоднего настенного календаря и картинок из старого журнала. фото 56. Здравствуйте гости на моей страничке! Очень мне понравились МК по имитации камня http://stranamasterov.ru/node/730011?c=favorite , http://stranamasterov.ru/node/549155?c=favorite . Спасибо девочкам за их науку!!! Решила сделать " каменные" яйца.Может быть не все получилось, где-то цвет не понравился, но сам процесс создания понравился.Попробую сделать в этой технике еще что-нибудь. 
 Пасха- христианский праздник. Поэтому посчитала, что иконки на яйцах будут уместными. Посмотрите, что у меня получилось из кусочков газеты, прошлогоднего настенного календаря и картинок из старого журнала. фото 67. Здравствуйте гости на моей страничке! Очень мне понравились МК по имитации камня http://stranamasterov.ru/node/730011?c=favorite , http://stranamasterov.ru/node/549155?c=favorite . Спасибо девочкам за их науку!!! Решила сделать " каменные" яйца.Может быть не все получилось, где-то цвет не понравился, но сам процесс создания понравился.Попробую сделать в этой технике еще что-нибудь. 
 Пасха- христианский праздник. Поэтому посчитала, что иконки на яйцах будут уместными. Посмотрите, что у меня получилось из кусочков газеты, прошлогоднего настенного календаря и картинок из старого журнала. фото 78.

Спасибо всем, кто заглянул в гости ! Буду рада, если Вам понравится!

Здравствуйте гости на моей страничке! Очень мне понравились МК по имитации камня http://stranamasterov.ru/node/730011?c=favorite , http://stranamasterov.ru/node/549155?c=favorite . Спасибо девочкам за их науку!!! Решила сделать " каменные" яйца.Может быть не все получилось, где-то цвет не понравился, но сам процесс создания понравился.Попробую сделать в этой технике еще что-нибудь. 
 Пасха- христианский праздник. Поэтому посчитала, что иконки на яйцах будут уместными. Посмотрите, что у меня получилось из кусочков газеты, прошлогоднего настенного календаря и картинок из старого журнала. фото 8

stranamasterov.ru

Каменное яйцо с человеческим лицом — Альтернативный взгляд Salik.biz

Камень идеальной яйцевидной формы был найден в США уже более ста лет назад. Но до наших дней учёные так и не выяснили: Кто и когда вырезал на камне человеческое лицо и некоторые символы? Чем это можно было сделать? Каково его предназначение?

Таинственный камень

Как гласит история, в 1872 году в Нью-Хемпшире (Новая Англия), США возле озера Уиннипесоки, при рытье ямы для фундамента, рабочие нашли кусок глины, из которого торчало что-то тёмное. Внутри оказался тёмный камень, яйцевидной формы, с очень странной резьбой. С одной стороны каменного яйца было вырезано лицо человека, с другой початок кукурузы, круги, спирали, полумесяц. До этого ничего подобного никто ещё не находил. Возникла масса вопросов: Кто сделал камень? Для чего он? Сколько ему лет? Чем это вырезано?

Сегодня ни по одному из вопросов нет достоверного ответа, и никто не в состоянии сказать наверняка, что это за артефакт, поэтому он получил название «Таинственный камень».

Фотография камня с разных ракурсов

Местный бизнесмен Сенека Лэдд, который нанимал рабочих, зарегистрировал открытие. Ледд, будучи натуралистом, уже имел обширную коллекцию реликвий и образцов. Он был в восторге от нового открытия и выставлял реликвию с энтузиазмом. Ледд умер в 1892 году, а в 1927 году одна из его дочерей пожертвовала камень в историческое общество в Нью-Хемпшире. Сейчас он в музее истории Нью-Хемшира. Камень окружили зеркалами, демонстрирующими все символы со всех сторон. Камень 4 дюйма длиной, 2,5 дюйма толщиной открыт со всех сторон. С одной стороны изображены точки, спирали, с другой стороны початок кукурузы, круг с тремя фигурами. Американский натуралист Ледд предполагал, что камень мог быть символом договора между племенами. Другие говорили, что камень кельтский или инуитов.

Исследования артефакта специалистами

В письме исторического общества 1931 года описывалось, что это был «таинственный камень», подвергнутый механической обработке, встроенный в куске глины, в окружении твёрдой породы или кораллов. Любопытной деталью было то, что с обоих концов камня были бреши различного размера. Каждый канал имел прямой, а не конический ствол. Согласно анализам, проделанным государственными чиновниками в 1944 году, царапины в нижнем отверстии позволяют предположить, что камень устанавливался на металлический вал и снимался, причём несколько раз.

Археолог Ричард Бойсверт заключил: «Я видел несколько отверстий, просверленных в камне, что соответствует технологиям, связанным с доисторической Северной Америкой». Определённая неравномерность в нанесении отверстий могла быть закономерна для того времени. Бойсверт предположил, что отверстия могли быть пробурены электроинструментами в XIX или XX веках: «То, что мы видели, могло быть изготовлено несколько сотен лет назад».

Отверстие в верхней части камня

В результате анализа, проведенного геологом Евгением Будетте, пришли к выводу, что камень состоит из кварцита, получаемого из песчаника или милонита, мелкозернистых, слоистых горных пород. Такой материал формируется в результате смещения слоёв горных пород вдоль разломов. Породы такого типа не могли возникнуть в Хемпшире, но источник появления камня неизвестен. Очень тяжело выяснить происхождение таинственного камня. Проблемой является и то, что во время его находки, никто не зафиксировал, даже приблизительно, глубину, где он находился. Акцент был сделан больше на сам объект, а не на детали, такие как почва и глубина, где он был найден. Возможно, что-нибудь было рядом с ним, и как далеко это было от озера. Окружение, контекст иногда может быть более информативным, чем сам артефакт. Эта информация могла бы многое прояснить, но она уже никогда не будет известна.

Директор общества коллекций и выставок Уэсли Балл подсказал один из путей для исследований таинственного камня. Это может быть поиск подобной символики. Всегда есть надежда, что подобные изображения встретятся в каких-либо рукописях, тем более, что артефакт обрабатывали приблизительно в XIX веке.

salik.biz

Каменное яйцо - Александр Тесленко

 

Александр Тесленко

Каменное яйцо

— Генетикам давно известна неопровержимая истина, — внушительно произнес профессор, глубокомысленно наморщив высокий лоб, — что все живые существа, у которых в природе нет смертельно опасных врагов, обречены на вымирание.

Вдруг какой-то худющий лопоухий студент из первого ряда звонко воскликнул:

— А динозавры существовали на Земле сто пятьдесят миллионов лет!

— Да, и динозавры… Они давно вымерли.

— Однако, представьте только, жили сто пятьдесят миллионов лет! — не унимался студент. — Я думаю, профессор, будь у них серьезные враги, динозавры вымерли бы намного скорее.

— Дорогой коллега, это прекрасно, что у вас собственная точка зрения, собственные мысли. Это меня радует, но не мешайте, пожалуйста, читать лекцию.

С работы он возвращался усталый. Вроде бы ничего особенного и не произошло в тот день. Обычная конторская суета, телефонные звонки и бумаги-бумаги, указания шефа и уважительные поклоны подчиненных, но почемуто чувствовал такую усталость, будто отработал неделю без перерыва. Едва плелся от метро, зевал, то и дело останавливался, опираясь на каменный парапет, но превозмогая слабость, продолжал идти, чувствуя, что иначе может уснуть. С неба сеялась противная морось, серая и нудная. На площади Великого Кверкуса виднелась на фоне туч величественная фигура из камня в длинной рясе, в высокой фуражке с длинным козырьком.

Обошел монумент вокруг, недолго посидел на громадной букве «я» выложенного на земле древнего лозунга:

«Остается жить тот, кто умеет приспосабливаться».

Сладко зевнул и снова заставил себя встать. Тяжелый портфель оттягивал руку. В душе — ни единого желания, кроме неодолимого стремления — спать. Тянулись в голове вялые мысли о домашних делах, обязанностях и потребностях. Но хотелось лишь одного — поскорей доплестись до кровати и провалиться в царство блаженного забытья.

Поднялся лифтом на свой этаж, прежде чем позвонить, тронул ручку замка, и дверь открылась.

— Это ты? — донесся из кухни голос Дины.

Он пробурчал что-то невнятное, стараясь, однако, сохранить в голосе доброжелательные нотки, чтобы не рассердить жену. Ей нельзя сейчас волноваться, осталось уже недолго… Едва удержался, чтобы не отругать — опять не заперла двери, совсем не думает о собственной безопасности. В последнее время куцехвостые зашевелились, по квартирам, правда, не слышно, чтоб шастали, но кто знает, чего от них ждать можно, освоятся как следует да и начнут квартиры чистить.

— Закрывай скорее. Сквозняк!

— Да закрываю уже, — промямлил он и хвостом толкнул дверь.

Завр медленно разделся, повесил мокрую шляпу на вешалку, снял плащ. Споткнувшись о свой портфель, поставленный на пол, взял его и направился в кухню.

Дина любила, как ему казалось, чтобы он вечером после работы посидел с нею, рассказывая новости, советуясь.

Жена с серьезным видом выслушивала Завра, задумчиво кивала головой, то и дело перебивая его репликами, вроде: «Так-так, это ты правильно ему ответил, пусть знает, что у тебя свои убеждения, что ты и сам умеешь приспосабливаться не хуже других».

Ему давно надоел этот вечерний ритуал, но в то же время и привык к нему.

— Добрый вечер. Я сегодня так устал.

— Голоден?

— Нет… Но что-нибудь съел бы.

— Тебя ждет твой любимый омлет.

Завр наклонился и достал из портфеля коробочку с лекарством.

— Вот я принес для тебя… Это нужно… Говорят, это лучшее средство, чтобы скорлупа яйца была крепкой, чтобы оно не разбилось во время…

— Ой, Завр, не говори об этом… мне нельзя волноваться. Доктор сказал, что я очень впечатлительная особа. Стоит мне только представить, как повезут мое яйцо, бросят его…

— Не бросят, а положат, моя дорогая, в теплый, стерильный песок.

— Ах, оставь… Как подумаю, мне становится дурно.

— Ну, прости, прости, больше не буду. Но этот препарат ты обязательно должна принимать. Мало ли что может случиться. Никогда не угадаешь, где подстерегает беда. Нужно ко всему получше подготовиться.

— Прошу тебя, замолчи! А лекарство давай, я приму его сейчас же. Спасибо!

— Внимательно прочитай инструкцию, там все написано… Ты такая красивая сегодня…

— Правда?

Завр утомленно смотрел из-под слипающихся век на Дину. Она была раздета. В помещении тепло, а гостей они не ждали. Вообще не любили гостей. Завр смотрел на ее стройное темно-зеленое тело, красивую, но, честно говоря, глупенькую головку на длинной грациозной шее, на короткий, но удивительно сильный, будто вылепленный и ограненный рукою мастера, хвост.

— Конечно, правда, моя дорогая. Разве я тебе когда-нибудь врал?

— За такое вранье я на тебя ни за что не обижусь.

— Вот и хорошо… — Завр сладко зевнул. — Как ты себя чувствуешь?

— Уже, наверно, скоро… Доктор сегодня сказал.

— Гордись, это твое… наше первое. Принимай лекарство, мне оно нелегко досталось.

Дина манерно прищурилась, склонила голову в наигранной задумчивости.

— Ты что-то говорила про омлет.

— Да-да. Прости, — она подошла к электроплите, раздраженно достала из духовки большую сковороду, поставила на стол. — Приятного аппетита.

— Спасибо.

Она медленно вышла из кухни, остановилась перед зеркалом в коридоре, с явным удовольствием осмотрела себя, потом, пройдя в гостиную, села на диван.

«Пускай Завр в одиночестве уплетает свой омлет. Как мне надоел этот омлет. Меня тошнит от одного этого слова. Какая гадость… А мужчинам только и подавай омлет. А он же из яиц… Конечно, нельзя быть такой впечатлительной, но как он может есть такую мерзость? И не вывернет же его наизнанку? Но я тоже должна приспосабливаться и к своему идиотику, и к его блажи…»

Дина раскрыла коробочку, проглотила одну таблетку, потом начала читать инструкцию. Вдруг она заверещала:

— За-авр?! Что ты мне принес? Как это понимать?! — вскочила и неуклюже засеменила на кухню.

— Что ты принес мне? Как это понимать? — Дина швырнула коробочку с лекарствами на стол, а листок инструкции ткнула под нос.

Завр спокойно пробежал глазами строчки плотного текста, затем усмехнулся:

— Ах, прости, моя дорогая, это я перепутал. Так устал сегодня. Это я сам принимаю. Прости.

Он протянул руку к портфелю и достал точно такую же коробочку:

— Вот, держи, это уже твои.

Дина сердито достала сразу две таблетки и кинула в рот, с обиженным видом села к столу и принялась изучать инструкцию. Наконец сказала заученно:

— Спасибо… Что нового на работе? Почему ты не рассказываешь?

— Круговерть обычная… — улыбнулся иронически.

«Моему идиотику нравится сидеть со мной после работы и философствовать. Если не выболтается, то не заснет, пожалуй. Все мужчины — большие дети. Ну, давай, давай, рассказывай, я тебя слушаю».

— Неужели нет новостей?

Выдержав паузу, Завр солидно произнес:

— Сегодня мне опять звонил Кхзеркус.

Дина настороженно замерла, но муж надолго замолчал, словно дремал с открытыми глазами.

— Да разве с твоим характером быть другом святого? — сторожко заметила Дина. — Ты никогда не станешь святым, — заявила со слезами в голосе.

— Напрасно ты так, — обиженно поднялся из-за стола Завр, налил в кружку узвара из большого графина, раздраженно отхлебнул. — Хочешь, откручу тебе сейчас голову, моя дорогая, и глазом не моргну. Ты меня просто не знаешь. И посмотри на мой хвост, его кончик уже совсем коричневый. Не зря я принимаю специальные… Короче, не все тебе нужно знать…

— Можешь открутить мне голову? Ты?! — Дина смотрела на него с чувством превосходства. — А как же тогда наше первое яйцо? Не ты ли хотел маленького? — А без головы ты уже ничего не сможешь? — Ты большой шутник, Заврик. Здоровья тебе полный короб!

— Благодарю, моя дорогая… — Он допил узвар, поставил кружку на стол. — А мне, к слову сказать, очень пошла бы форма святых. Но сейчас я должен немножко отдохнуть. Разбуди меня, пожалуйста, часика через…

— Хорошо, любимый, но прежде ты вытрясешь ковер, потом сходишь в магазин, я скажу, что нужно купить, а потом можешь лечь, и я обещаю разбудить тебя… как только ты заснешь.

По небу с пронзительным воем пронеслись скоростные самолеты.

— А она и спрашивает: «Это вы ко мне обращаетесь или сами с собой разговариваете?» А бабуля как закричит: «Сама с собой? Обижаете! С чего бы это я сама с собой говорила?! Я вот с этим прекрасным молоденьким огурчиком беседую». Ох и комедия!

Профессор замолчал, будто окаменел на кафедре:

— Напрасно, уважаемые коллеги, некоторые из вас так привольно чувствуют себя на моих лекциях. Я даю много дополнительной информации, которой нет в ваших учебниках.

— Говорил тебе, тише надо… На экзаменах он нас погоняет. Давай попишем немного… Вон Андрей царапает, и головы не поднимает.

— Думаешь, он конспектирует? Чертиков рисует. У него отец сам профессор… — Вот стерва, лопоухий. И зачем такому умнику учиться? Вот Светка, моя землячка, ты ее видел, ладная деваха во всех отношениях, со мной поступала. На первом же сочинении и срезалась. А этот разумник…

— Не размахивай руками, давай послушаем, что там профессор городит.

Морось прекратилась, но вечерние сумерки все равно были серыми. Тусклые фонари на столбах лишь оттеняли гнетущую тьму вечера. Завр со злостью накинул ковер на заборчик из тонких труб, начал неторопливо колотить по нему выбивалкой.

— Уф-ф… Поспишь тут, если хвост не протянешь… Уф-ф… Аж тошнит, как ее от моего омлета… Уф-ф… Скорее бы уж она свое яйцо… Уф-ф… Ты никогда, говорит, не будешь святым…

Завр оглянулся на кончик своего хвоста, но вокруг все, как и он сам, было серым.

— Уф-ф… А их форма мне к лицу… Уф-ф… Еще отец мне об этом говорил… Уф-ф… И форма головы у меня, как у святых…

— Привет, Завр! Ты это сам с собой разговариваешь?

Обернувшись, Завр увидел Эрга, сослуживца, с которым и жил по соседству.

— Это ты, Эрг? Привет.

— Семейный фронт не забудет своих героев, — язвительно осклабился Эрг. — Пыли не место в наших легких. Кто хочет получше приспособиться в жизни, прежде всего должен приспособиться к своей жене. Правильно поступаешь, Завр, только рановато — если бы среди ночи выбивал, все соседи по достоинству оценили бы твой труд…

— Помолчал бы…

— Молчание — это тишина, а тишина признак отсутствия движения, там же, где нет движения, как говорит наш Великий Кверкус, исчезает желание и необходимость приспосабливаться, а это уже потенциальная смерть. Не так ли, Завр?

Глаза Эрга в лучах фонаря светились розовым цветом.

— Философ… — вяло усмехнулся Завр. — Все равно от смерти никуда не денешься.

— Давай, Завр, я помогу тебе вытрясти этот красивый и дорогой ковер. Разомнусь малость. В толк не возьму — ты его бьешь или он тебя… Дорогая вещь. Давно приобрел?

— Это Дина…

— За твои деньги. Кто твоя Дина?

— Тебе-то что?

— Интересно просто, мы же с тобой работаем вместе, да и живем рядом.

— Сейчас она дома сидит. Мы отважились маленького завести. Вынашивает. А работала дежурной в конторе Пора.

— Не шибко, дружок, а коврики вон какие покупает…

— Это отец ее когда-то… — сердито перебил его Завр.

А Эрг распалился, размахивал руками, а хвостом от волнения выбивал на дороге барабанную дробь.

— Чего ты нервничаешь?

— А ты всегда спокоен? Тебе, вижу, в пору святым быть — образцовое спокойствие и самообладание. У тебя идиллия? Знаю я эти идиллии!

— Оставь меня в покое, Эрг. Мы с тобою не лучше их.

— Что? Дурной ты! Детей просто жаль! У меня их трое!

— Я понимаю тебя… Наши жены малость тщедушны…

— Что? Пошел ты ко всем чертям, если так думаешь! Это слабость хищника, паразита! Это тщедушность гангстера!

— Послушай, Эрг, чего ты так горячишься?.. Захотел помочь мне — спасибо. А я давай помогу тебе отнести домой твою огромную сумку. И… разреши мне немного поспать в твоем кабинете… Ладно? А ты можешь отдохнуть у меня. Я сегодня ужасно устал…

— Устал оттого, что не знаешь, зачем живешь, — уже спокойнее пробурчал Эрг.

— А ты знаешь?

— Знаю… Но, понимаешь ли, всему этому никак не подберу словесного выражения… Знаешь, почему солнце всходит и светит, к чему каждый твой шаг, а потом вдруг вроде бы ничего не знаешь… Понимаешь меня? — Голос Эрга стал удивительно умиленным, даже не верилось, что минуту назад он раздраженно кричал.

— Понимаю… Так можно я отдохну у тебя?

Эрг посмотрел на Завра сосредоточенно и ответил, чеканя каждое слово:

— Не советую. Твоя вынашивает, ей нужен абсолютный покой. Да и меня ждут дома, — и похлопал фамильярно Завра по шее.

Завр смотрел вслед Эргу, растворявшемуся в сумерках, и стало ему очень грустно, и не имела та грусть никакого словесного выражения. И показалось ему вдруг, что он уменьшился, совсем на немножко, но уменьшился, и чувство это обрадовало его, припомнились крылатые слова Кверкуса Девятнадцатого:

«Каждый наш шаг приспособления приводит к совершенству и, следовательно, должен приводить к нашему измельчанию. Это должно нас только радовать. Будущее — перед мелкими видами. Даже если мы станем мыслящими блошками, мы будем жить, а другие исчезнут. Большими в этом мире могут быть только самолеты и танки. Наши самолеты и танки!»

— Послушайте, уважаемые коллеги: святой Макарий сказал однажды:

«Дьявол, мне досадно, что не могу одолеть тебя. Я все делаю, что и ты делаешь. Ты постишься, и я не ем. Ты не спишь, и я глаз не смыкаю. В одном лишь я уступаю тебе — в покорности».

— Давай, пиши, а не то на экзаменах он тебе…

— Обойдусь без его святого Макария. Жаль, что Светка не поступила. Сидели бы сейчас рядом…

— Она, видать, глупа как пробка, твоя Светка.

— Сам ты дурной. Такая красивая девка, просто куколка.

Святой Ракамель с детства имел коричневый оттенок тела. Но этим утром он был практически черным. Он с удовольствием укрылся бы еще одной черной рясой, чтобы никто не видел его в тяжелом похмелье, проспался бы и выдохнул святое бесовское зелье, но вынужден бодриться. В этот день он дежурил.

Тревожно зазвенел телефон. Святой Ракамель от неожиданности испуганно вздрогнул, поднял трубку:

— Слушаю вас.

В трубке слышалось лишь взволнованное дыхание.

— Святой Ракамель слушает! — повторил сердито и хотел уже бросить трубку, дрожавшую в руке возле уха, но звонивший отозвался.

— Вас беспокоит Триста седьмой Завр. Мне хотелось бы с вами поговорить.

— Со мной лично? Может, не сегодня?

— Если можно — сегодня. Не по телефону.

— Приезжайте, — вздохнул святой Ракамель. — Вы знаете наш адрес?

— Спасибо, знаю.

Положив трубку, святой Ракамель щелкнул тумблером, включающим связь с охраной ворот, и хрипло выдавил из себя: «Сейчас придет ко мне Триста седьмой Завр. Проверьте личность. Если все в порядке — обыскать и пропустить». Потом он тряхнул головой, стараясь прогнать тяжесть похмелья, но только сморщился болезненно, показалось, что голова сейчас треснет. Машинально поправил под рясой тяжелый «ватер» в кобуре.

Прикосновение к оружию вроде бы помогло, голова стала меньше болеть, а тело взбодрилось — движения стали увереннее.

Когда Завр открыл двери, святой Ракамель сладко зевал.

— Приветствую вас, сын мой. Садитесь. Я сегодня едва держусь на ногах — всю ночь воздавал молитвы, просил Творца нашего не отрекаться от нас… Садитесь. Я слушаю вас.

Завр сел к столу напротив святого Ракамеля, мгновение помолчал, разглядывая золотистую канитель вышивки на рясе: «С нами наш Творец!»

— Я начну сразу о деле… Прежде всего, простите великодушно, святой Ракамель, за бесцеремонное вторжение…

— Проще, сын мой, без лишних церемоний, — проворчал Ракамель и, скрестив руки на животе, вновь почувствовал приятную твердость «ватера».

— Меня приглашали к вам… Мне хотелось бы уточить некоторые подробности… А впрочем, я пришел сказать, что…

— Кто вас приглашал, сын мой? — перебил Ракамель.

— Наш Великий Кверкус!

— Вот как? Этот факт говорит сам за себя. Но, простите мое любопытство, за какие святые дела наш Beликий Кверкус решил обратиться именно к вам?

— Великий Кверкус знает меня очень давно. Они, с моим отцом вместе учились…

— Понимаю… Простите… Так какие подробности вас; интересуют? Впрочем, точнее об этом может ответить только наш Великий Кверкус. Надеюсь, я могу спросить: достаточно ли сильно в вашей душе желание посвятить себя святому делу борьбы с куцехвостыми колдунами?

— Можете во мне не сомневаться. А когда я смогу встретиться с самим святым Кверкусом?

— Через три часа он будет в своей келье-кабинете.

— Благодарствую. Я зайду через три часа.

Святой Ракамель облегченно вздохнул, оставшись один.

— Иван Петрович, я где-то читал, что один венский епископ — Гаспар Нейбек, в церкви святой Варвары изгнал из шестнадцатилетней девицы 12 652 черта. Говорят, протокол этого чуда, подписанный самим прелатом, сохранился в венских архивах.

— Да, коллега, если не ошибаюсь, именно этому епископу принадлежат слова: «Величайший грех — это отсутствие грехов». Меня весьма радует, что вы многим интересуетесь, много читаете… В какой группе вы обучаетесь?

Вот зануда этот Андрей, профессора перебивает, нахал. Моя Светка никогда бы этого себе не позволила.

— Рад вас видеть. Садитесь, сын мой. Очень приятно, что я не ошибся в вас. Говорят, что вы начали коричневеть? Покажите-ка мне. Верно. Совершенно коричневый кончик хвоста. Очень приятно. Но, скажу вам откровенно, он у вас был почти коричневым с самого детства, а ныне… Я подозр… простите, поздравляю вас. Поверьте мне очень приятно. Но разве мог я ошибиться? Мы с вашими покойными мамой и папой были настоящими друзьями. Я тоже был когда-то зеленым. Может, помните?.. — Кверкус неудержимо, хотя и наигранно, рассмеялся.

Завра несколько насторожила и в то же время расслабила простота и такая непосредственность Великого Повелителя Империи.

— А вы были любопытным, трогательным ребенком. Вы просто не имели права не покоричневеть в конце концов…

— Я и вправду могу надеяться стать святым? И смогу влиться в когорту совершеннейших приспособленцев? Правда? Благодарствую. Но…

— Понимаю вас. Я сам превыше всего предпочитаю конкретность. Вы сейчас работаете в конторе Филапора? Не так ли?

— Так. Экономист в конторе Филапора.

— Прекрасно. — Повелитель Империи крутнулся на вертящемся мягком стульчике, замер на мгновение, окинул взглядом полочки картотеки, привычным движением выхватил небольшой бланк. — Так. Прекрасно. У вас большой штат. И очень много куцехвостых колдунов среди ваших конторщиков.

— Среди наших божьих одуванчиков?

— Погодите, святой дружок… Да-да, уже святой… Но, вижу, вы еще не все понимаете, не все чувствуете… Свою работу следует любить каждой клеточкой… Слушайте внимательно. Существуют потенциальные колдуны. А они, святой Завр, намного коварнее и для Империи опаснее явных, известных нам. Именно этих скрытых врагов нужно бояться прежде всего и выявлять их во славу Творца нашего. Кажущееся отсутствие грехов, мой святой друг, и является величайшим грехом. Настоящему динозавру нет надобности скрывать свои святые грехи.

— Но среди наших…

— Не может быть никаких «но», мой друг. Повторяю еще раз. Вы среди святых не случайный динозавр, и я не стану тратить время на излишнее мудрствование. Хочу заверить вас, что святой Ракамель, мей он такое право, находил бы куцехвостых среди ваших сотрудников, пока оставалась бы там хоть одна живая душа. Вы меня понимаете, надеюсь? Но святому Ракамелю такого права никто никогда не даст. У него нет чувства меры. Он слишком любит свою работу. И святую воду. Ради нее он готов работать до посинения. Он слишком предан святому делу. Надеюсь, вас не удивляют мои слова. Я не сомневаюсь в вашей преданности и не имею оснований считать вас святым дурнем.

— Благодарствую. Очень признателен за доверие. А как вы оцените мою предстоящую работу?

— Такие конкретные вопросы мне всегда нравились. Три сотни в месяц. Для начала. А там — посмотрим. О подробностях и секретах работы будет полезно поговорить немного погодя, когда вы, как говорится, малость расправите крылья и приобретете собственный опыт.

— Иван Петрович, простите, как вы думаете, могли ли динозавры эволюционизировать до уровня высокоорганизованных существ?

— Что вы имеете в виду, коллега?

— Динозавры в процессе эволюции могли бы припособиться к новым условиям, стать значительно мельче, а не такими великанами, могли бы сравняться с новоиспеченными на нашей планете млекопитающими не только в размерах тела, но и по уровню организации?

— Вы, должно быть, знаете, уважаемый коллега, что одним из факторов исчезновения третьей части фауны мелового периода, по австралийскому палеонтологу Тэниусу, и является появление млекопитающих, которые пожирали яйца своих эволюционных предшественников.

К слову сказать, динозавры в действительности приспосабливались.

По материалам того же Тэниуса, еще один из факторов исчезновения динозавров — создание слишком толстой скорлупы яиц, ее не могли разгрызть млекопитающие, но не могли проклюнуть и дети динозавров…

— Это примитивное приспосабливание. А как вы думаете, профессор, могли ли динозавры дорасти до такого уровня… Одним словом, я имею в виду цивилизацию…

— Сложно ответить на этот вопрос. Законы природы порой жестоки и непостижимы… — Профессор великодушно усмехнулся. — Впрочем, и такой вариант эволюции теоретически возможен…

— Этот Андрей глуп, как мой племянник Кирилка. Сует всюду свой нос, как малыш… Как-то приехал к нам мой дядька, старый авиатор, а Кирилка и пристал: «Ты взаправду летчик? А на каких ты машинах летал?» Тот отвечает: «Я на всех машинах летал. Почти на всех, которые есть». — «А на тракторе ты летал?» Дядька хохочет, за живот хватается. А Кирилка говорит: «Давай играть?» — «А как мы будем играть?» — «Давай во всем мешать друг другу. Знаешь, как интересно будет!» Профессор свое долдонит, а этот кадр перебивает.

— Как ты себя чувствуешь, моя дорогая?

— Разве не видишь, что мне плохо?

— Дозревает?

«Если бы я не понимала, что он ни в чем не виноват. Завр просто не понимает меня, не чувствует. Просто не способен. Никто из них не способен чувствовать нас. Но и мы не понимаем их. Закон природы?»

— Дозревает.

— Я не слышу в твоем голосе трепетной радости материнства, моя дорогая. Я шучу.

— Ты просто плохо слушаешь. Или ты оглох совсем, мой дорогой? Тоже шучу.

— Меня радует, что ты сегодня в хорошем настроении. Кстати, отныне можешь считать меня святым.

— Сколько же мы получим за твою святость? — сразу же спросила Дина.

— Для начала три сотни в месяц…

— За триста вообще-то стоит и попробовать… А куцехвостые тебя не съедят? — спросила Дина и подумала: «Все равно дурнем и остался. Что за святой из тебя?»

— Не волнуйся… И прошу тебя не переводи все на сотни… Сейчас очень трудные времена. Мы с тобою должны быть уверены не только в своем завтрашнем Дне, но и в будущем наших маленьких. Да и внуков хотелось бы увидеть. Не правда ли, моя дорогая?

— Правда, мой дорогой.

«Все равно ты — несусветный дурак». — И ты думаешь, святые помогут тебе внуков увидеть?

Завр неожиданно вспыхнул:

— Я не понимаю тебя! Ты что — слепая?

— Но, слава Творцу, и не святая.

— Подумай, моя дорогая, о жизни вообще, а не только о нас. Ты же прекрасно знаешь, что творится в последние годы. Вылупляются дети без хвостов, какие-то чудища. И появляются некие субъектики, которые не боятся нарушать заведенный нами порядок, выдумывают всяческие теории, подрывают веру в наш основной принцип — Принцип Активного Приспособления. Они порождают смятение и хаос в душах верноподданных. И мы все, понимаешь — все обязаны бороться с этим коварным явлением.

— За триста в месяц многого не сделать, — пробурчала Дина.

— Конечно. Хотя для начала это не так уж и мало. Но ты хорошо сказала: чтобы по-настоящему бороться, нужно борцам за святые идеалы и платить по-настоящему.

«Сегодня же позвоню Великому Кверкусу и посоветую ему малость охладить моего — уже святого — дурня, пусть не думает, что ухватил Творца за бороду. Неужели то, что его отец когда-то учился вместе с Великим Кверкусом, означает больше, чем… яйцо мое от Святого Великого Сорок Первого Кверкуса…»

— Каждая научная теория, новая мысль обречена, к сожалению, на сложный путь утверждения, мои уважаемые друзья. Все истинное тяжело пробивает себе дорогу, и лишь невежество спокойно, с ленцой царило на протяжении тысячелетий человеческой истории. По этому поводу хочу напомнить: немногим более, чем стопятидесятилетие отделяет нас от тех времен, когда в общегосударственных масштабах писалось следующее: «Кто колдуна подкупит или же склонит его к тому, чтобы он кому-то зло учинил, тот понесет кару, как и сам колдун». Вы понимаете меня, коллеги? Я имею в виду совсем недавнюю беспросветность человеческой глупости, суеверий, невежества. О каком же истинном понимании мира, его закономерностей можно говорить, если психология людей находилась на таком уровне?

— Светка моя говорит, что будет ждать… Врачом, говорит, приедешь…

— И моя лепетала то же самое, когда меня в армию призвали. Через полгода замуж выскочила, даже письма перестала писать. А когда я приехал, ее дочке уже полтора года…

— Светка дождется… Врачом, говорит, приедешь…

— О, как я рада, Дана, что ты пришла, что вы пришли. Привет Хобр!

— А ты все цветешь, Дина.

— Шутите… Спасибо, но я теперь такая страшная…

— Садитесь к столу. Рад тебя видеть, Хобр. Вас с Даной рад видеть.

«Интересно, что их привело вдруг к нам, Хобра с Даной? Конечно же, не простое желание посидеть за вечерним столом. Хотя сегодня и выходной, но за те годы, что живем рядом с ними, было столько выходных, а тут вдруг воспылали симпатией… Посмотрим…»

— Как ты себя чувствуешь, Диночка? Ты прекрасно выглядишь. Какая ты счастливая. И я когда-то была такой. Пошли, пошепчемся на кухне, не будем мешать нашим славным динозаврам по-соседски пообщаться, не будем обременять их своим обществом.

— Принесите что-нибудь закусить, а святые капельки у нас найдутся, — и торжественно достал из кармана святую плоскую бутылку. — Садимся, Завр. Я вперые в твоем жилище. Уж извини, что так получилось… Но, сам понимаешь, у тебя заботы и у меня… Давай капельку святой отпробуем. Со святым грех святой не выпить. Это правда, что ты святым стал?

— Да, правда.

— Я рад за тебя. Я всегда чувствовал, Завр, что в тебе есть высшее начало. Всегда чувствовал твою святость. Верил в тебя. Поздравляю. Давай по капельке. — Его зеленоватая десница немного дрожала, и Хобр, стараясь скрыть эту дрожь, беззаботно улыбался и болтал, болтал: — Я искренне рад за тебя. Среди всех моих друзей и знакомых ты — единственный святой. Это величайшая ответственность. Ты молодец. Рад за тебя. Я чувствовал, что так и произойдет. Могу только позавидовать. Я никогда не смог бы стать святым.

— Напрасно ты так, Хобр… Стоит только захотеть… Впрочем, я мог бы посодействовать…

— Ты серьезно думаешь, что из меня мог бы выйти святой? — Хобр развязно рассмеялся. — Спасибо, что ты обо мне так хорошо думаешь. Давай еще малость… Хочу тебе кое-что предложить, друг. Я, к сожалению, очень плохо разбираюсь в святых делах, но сейчас вокруг столько болтают о колдунах, что и я хочу внести свой вклад… Дело-то общее… Я понимаю, что мне далеко до твоего святого понимания, но осмелюсь посоветовать тебе… Я говорю о Криле. Уверен, что ты и сам о нем думал, ведь то, что он за штучка, все видят. Уже давно пора развенчать его колдовство…

— Ты о Криле?

— Конечно.

— Так это, кажется, твой начальник?

— Да, к сожалению, мой начальник. Но что я могу поделать, если он перешел все границы… Мне его очень жаль, как живому жаль живого. Но его поведение давно… Да что я тебе говорю, ты и сам все знаешь, сам чувствуешь… Знаешь, как-то случайно приобрел я одну брошюрку: «Колдовство, его сущность и методы борьбы с ним», в популярном изложении. Очень интересно написано. Прочитал я ее и сразу о Криле подумал. Как будто о нем написано. Сам посуди — принципиально спокойный, малословный, замкнутый, святой воды и в рот не берет, не курит, много читает и подбивает к этому других… Ты представляешь, что у него в душе творится? Представляешь, как он нас всех ненавидит? Не говорю уже о святых. Ему даже разговаривать с нами не хочется. Колдует себе потихоньку, а может, и не потихоньку. Но это уже вам разбираться.

— Криль — дисциплинированный и грамотный… Но, безусловно, что-то есть в нем отталкивающее. Однако кто сможет его достойно заменить?

— Я уже двадцать лет работаю в нашей конторе. И если нужно, заменю Криля. Говорю это с полной ответственностью. И могу обещать, что буду образцовым работником, и колдовать никогда не стану. Давай еще чуток?

— Давай, святое дело.

«Хочешь красиво съесть своего начальника? Ладно, пусть будет по-твоему. Но ты глубоко ошибаешься, что никогда не будешь колдовать! Следующий колдун из нашей конторы — это ты, Хобр! И обещает это тебе святой Завр. Не понравился ты мне, друг. Значит, станешь, рано или поздно, колдуном».

— Каноник Лоос в свое время говорил: «Борьба с ведьмами — это новая алхимия, это искусство превращать человеческую кровь в золото». Так можете себе представить, дорогие коллеги, на каком уровне развития находились наука и искусство того времени.

— Но не было ни водородной, ни нейтронной бомбы, не было трагедии Хиросимы и Нагасаки, — пробурчал кто-то из первых рядов, профессор вскинул взгляд на лопоухого студента, но тот неподвижно склонился над конспектом и что-то быстро-быстро писал.

— Да, я понимаю вашу мысль. Современные средства массового уничтожения людей ужасней методов инквизиции… Но, дорогие коллеги, надеюсь, ни у кого из вас не вызывает сомнения то, что развитие науки, прогресс научно-технической революции, социальное развитие человечества, я бы сказал, гражданское возмужание нашей планеты неизбежно приведут к окончательной победе идей гуманизма, коллективизма. Современные наука и техника — величайшая сила, и каждый житель нашей планеты не может не стремиться к тому, чтобы эта сила пребывала в добрых и порядочных руках.

И вдруг пронзительный девичий визг рассек тишину большой аудитории. Студентка в розовом платьице в паническом страхе вскочила во весь рост на сиденье, кричала, стараясь что-то сказать, наконец замолкла, застыла как парализованная и лишь шептала, плотно зажмурив глаза:

— Динозавр… Маленький динозавр, маленький динозавр…

А паренек, сидевший рядом с ней, посмотрел на пол и рассмеялся:

— Правда! Маленький динозавр! — решительно наклонился и взял на ладонь небольшое зеленоватое существо.

Студентка в розовом платье приоткрыла один глаз, потом второй и с любопытством смотрела.

— Да это же простая ящерка, — сказал кто-то. Вокруг зеленого пришельца сгрудились студенты, каждый старался протиснуться вперед.

— Ничего себе ящерка! На задних лапках ходит. Где ты видал ящерку, что на задних лапах ходит?

— Чудеса, да и только… И не боится. Оглядывается спокойно по сторонам…

К студентам подошел и профессор. Все предупредительно расступились, давая ему дорогу. Следом за профессором испуганно пробивался лопоухий студент.

— Действительно, это обыкновенная ящерица, — удивленно констатировал профессор. — Но почему она ходит на задних лапах?

— Это я ее научил. Простите. Это моя ящерка. В моем портфеле для нее… для него — жилье. На этот раз он без разрешения вышел немного погулять… Простите его… меня то есть, пожалуйста.

— Он у тебя, может, и разговаривать умеет? — съязвил профессор.

— Умеет, — виновато признался лопоухий. — Я немного научил.

Великий Кверкус приходил в свою служебную келью всегда очень рано, прежде всех, но запирался, садился на табурет у самых дверей и читал святую книгу, приобщался к высшим святым таинствам, и одновременно внимательно слушал, что происходит за дверями. Приходили рядовые святые, а наисвятейший слушал, о чем они говорили — о жизни, своих делах, а порой и о нем, о Великом Кверкусе. Это было интересно. И очень полезно.

Он всегда удивлял своих подчиненных величием своей духовной силы, пророческим талантом, умением читать мысли окружающих.

В то утро святой Кверкус по обыкновению умиротворенно сидел со святой книжкой в руках и, прикрыв глаза, прислушивался к происходящему вне его кельи. Но, к его удивлению, все было тихо, святые молча разошлись, никто не выходил даже покурить. Кверкус едва не задремал.

Вдруг кто-то решительно постучал. Он вскочил, отодвинул табурет, положил святую книгу на полку и машинально открыл двери. Успел лишь подумать, что делает глупость, большую глупость, которая может пролить свет на источник его духовной силы и основу его пророчеств. Однако было уже поздно. Оставалось принять самоотреченный ото всего суетного вид, с маской святого благообразия на лице.

На пороге стоял святой Завр.

— Доброе утро, Великий Кверкус, — Завр почтительно склонил голову.

— Доброе утро, сын мой. Заходи. Как ты узнал, что я сейчас здесь? — спросил строго, сдерживая удивление и недовольство.

Завр озабоченно посмотрел на часы и рассудительно ответил:

— А где же вам быть? Рабочее время… — Завр встретился взглядом с Кверкусом. Великий Святой едва скрывал высокомерную, снисходительную улыбку. — И какое-то внутреннее чувство подсказывало мне, что вы сейчас у себя.

— Хм, внутреннее чувство — это прекрасно. Это уже кое о чем говорит, сын мой. Садись. Слушаю тебя.

Завр с деланным спокойствием, как по привычке, положил на стол папку с бумагами, продолжая стоять.

— Вот здесь, — произнес важно после небольшой паузы, — материалы обвинения в колдовстве сотрудника конторы — Криля 112-го. Это первый изобличенный мною колдун, поэтому очень прошу вас лично просмотреть собранные мной материалы. Мне не хотелось бы ошибиться.

— Понимаю тебя, сын мой. Садись. Как жена?

— Спасибо…

— Мне кажется, она вынашивает ваше первое яйцо?

— Да. Вы все знаете, Великий Кверкус!

— Как она чувствует себя, сын мой?

— Все хорошо. Все должно быть хорошо.

— Я надеюсь. Большая ответственность ложится на тебя, сын мой. С появлением на свет нового существа, нового святого существа! Пусть тебя не удивляет, что я называю твоего еще не рожденного наследника святым. Дети святых должны быть святыми.

— Да…

— Я рад твоей сообразительности, рад, что имеешь развитое внутреннее чувство, сын мой. Так, говоришь, Дина хорошо себя чувствует? — Мне кажется, она чувствует себя так, как и любое здоровое существо в ее положении.

— Прекрасно. Я рад за вас. И особенно за тебя, сын мой. Скоро ты станешь счастливым отцом. Это большая ответственность. И большая радость.

— Материалы на Криля 112-го я собирал и готовил очень усердно, пусть вас не удивляет такой короткий срок. Несмотря на то, что я управился за три дня, работа проделана огромная… — попытался вернуть разговор к начатой им теме Завр.

— Да-да, я сам просмотрю твои материалы и подпишу приговор. — Кверкус положил свою зеленовато-коричневую руку на папку, любовно погладил ее с садистским блеском в глазах. — Но прежде хочу сказать несколько напутственных слов, сын мой. Несложно выявить колдуна, а вот чтобы изобличить его красиво, профессионально, вдохновенно, святой должен приобрести определенное мастерство. Для этого нужно как можно больше знать окружающих. А ты своих сослуживцев, должно быть, знаешь как самого себя? Ладно, давай-ка посмотрим, что ты принес мне для начала, сын мой.

Так… Прекрасно… Копия фотографии маленького Криля…

Сколько ему здесь?

— Семь месяцев.

— Так, вижу, здесь написано. Очень интересно…

Форма головы, вне всяких сомнений, присущая колдунам.

У взрослого Криля это почти незаметно, а на детской фотографии… Молодец. Это прекрасно, что ты приобщил фотографию к делу. Так, далее идет запись разговора с первой женой Криля, она называет его идиотом, ну это неинтересно, потом она говорит о его болезненной потребности уединяться, хотя бы в туалете, а это, пожалуй, определенный симптом… Впрочем, мой друг, форма головы свидетельствует обо всем. Это твоя находка.

Не у каждого остаются фотографии детских лет и не каждый держит их так, чтобы кто-то мог увидеть и даже переснять их. Как это тебе удалось?

— Мне помог один работник нашей конторы. Хобр.

— О, слышал о нем. Старый пройдоха. Почти святое создание. Из-под земли любые доказательства достанет. И недорого за них возьмет.

— Он хочет занять место Криля.

— А что ж, Хобр давно заслужил. Нужно будет помолиться за него, наш Великий Творец должен ему помочь, если услышит наши молитвы.

Завр удивленно и пристыженно потупился. Оказывается, Кверкус хорошо знает и уважает Хобра. Что ж, колдуном Хобру не судилось стать. Странно. И очень досадно.

Хобр явно отвратительный тип.

— Так, что тут у тебя дальше… Молодец, сын мой… Все по нашим обычным схемам, ты прекрасно чувствуешь специфику нашей святой работы… Неопровержимые доказательства причастности Криля к колдовскому, короткохвостому племени. Молодец, Завр. Прекрасное начало. Я не ошибся в тебе. С легкой душой и без всяческих колебаний я при тебе и подписываю приговор. Сожжение его, этого колдуна, назначаю через семь дней на Празднике Бессмертного Зуя. Вот и все. Число. Подпись. Печать. Давай же отметим твой первый успех несколькими глотками святой воды.

- Признателен за высокую оценку моей работы, Великий Кверкус. Вы вдохновили меня. Вы привлекли меня к святому делу.

— Это верно, — с чувством превосходства улыбнулся Кверкус. — Кстати, скажи мне… — Кверкус поставил на стол два бокала, наполнил их из граненой бутылки, сам сразу же выпил и налил себе еще. — Скажи мне откровенно, тебе жаль этого Криля?

Завр удивленно поднял взгляд.

— Не понимаю вас.

— Понимаешь.

— Нет. Не понимаю, — упрямо, с напряжением повторил Завр.

— Выпей. И не становись в позу святого дурня, хватит с меня святого Ракамеля, — Кверкус приветливо улыбнулся. — Так жаль тебе Криля?

Завр в растерянности молчал.

— Твое молчание мне понятнее слов, — продолжал Кверкус. — Ты не можешь не жалеть его… Извини за нескладность сказанного… Не можешь, по крайней мере потому, что он первый колдун, выявленный тобой. Я скажу еще несколько напутственных слов, чтобы ты лучше понял и меня, и себя, и наше святое дело. Вне сомнения, как живые живому — пока живому — мы не можем не сочувствовать уважаемому Крилю, и не можем не понимать, что он мог бы просуществовать без каких-либо приключений до глубокой старости и умереть в славе и достатке. Но… мы не можем не знать того, что каждая существующая живая структура должна обновляться, очищаться и бороться. Одним словом — приспосабливаться. И не только внутренности должно освобождать живое существо каждое утро. Иначе наступит внутреннее гниение. Ускорится смерть. Ведьмы и колдуны, особы, замыкающиеся в себе, которые отмежевываются от мира, губят святую энергию святых созданий, переливают ее из пустого в порожнее, это отбросы, от которых должно освобождаться каждое поколение динозавров. Они мешают нам становиться мельче. И скажем проще и откровеннее, сын мой, если бы их не было, то и святые не нужны были бы… Это наша работа, наша форма святого развития, наша жизнь. Без колдунов я не представляю своего существования. Я люблю их. Так, как ты любишь свой омлет, сын мой.

— Вы и об этом знаете?

— «Знаю» — это не то слово… Я просто читаю мысли и движения души… Это приходит с возрастом, сын мой. Понимаешь? Я люблю колдунов всех сразу и по отдельности. И мне, безусловно, очень жаль их. Я сочувствую каждому колдуну так, как живой может сочувствовать живому. И ты, сын мой, не утрать этой способности. Иначе жизнь твоя станет пресной, неинтересной, и даже противной, ибо только любовь освещает существование животворными святыми лучами. Вспомни, сын мой, свой любимый омлет, и подумай о тех яйцах, из которых он сделан… Ну? Ведь от этого ты не перестанешь любить омлет? — Кверкус сдержанно засмеялся, налил себе еще бокал, медленно выпил. — Это одна из мудростей активного приспособления.

— Я начинаю понимать вас… Спасибо за эти слова. Большое спасибо. Вы меня утвердили в том, о чем я смутно догадывался.

«Молодец этот Завр. Отчего это Дине взбрело в голову, что его нужно приструнить? Дьявольское наваждение? Радовалась бы, что нас двое у нее. А он — молодец. Станет настоящим святым».

— Хочу вам сказать, уважаемые коллеги, что о тех, кто сомневался в реальности существования ведьм и волшебства или кто осмеливался разоблачить обман, о тех говорили однозначно: «Находится под влиянием злого духа и заслуживает либо вечного заключения, либо смертной казни». И несомненно, мы можем не только догадываться, но и хорошо понять, в каком состоянии и в каком страхе жили прежде ученые, которые способны были постичь или хотя бы почувствовать всю глубину духовной пустоты и воинственного безумства…

— Интересно, как это Андрей сумел ящерку приручить. — И придет же такое в голову!

— А может, он — чудак с приветом, как говорит моя Светка.

— Додуматься только ящерку приручить. Циркач. И зачем ему этот институт. Приезжал бы ко мне домой, там у нас в яру ящериц таких на всю жизнь хватит.

Завр позвонил и стоял спокойно и сосредоточенно, будто пришел не домой, а по крайней мере на заседание.

Дина, бледная и испуганная, открыла ему. Но Завр не заметил ее состояния сразу. Похлопал жену по плечу и заговорил самодовольно:

— Можешь меня поздравить… А еще говорила, что из меня никуда не годный святой… Оказалось — прекрасный. Сегодня меня повысили в моей святости, моя дорогая.

«Последняя свинья этот Кверкус после этого. Будто я его не просила. Пообещал же… А теперь идиот мой вообще нос задерет…» — подумала было Дина, но вспомнила о снесенном яйце. — Ты ничего не замечаешь?

— Что ты говоришь, моя дорогая?

— Неужели не замечаешь, что я немного похудела?! — истерично закричала Дина.

Завр удивленно и испуганно молчал. Наконец сообразил, о чем Дина говорит.

— Где оно? Ты вызвала машину?

— Не ждать же, пока ты меня надоумишь!

— Где оно! Покажи мне! — Он нежно обнял ее длинную и красивую зеленоватую шею. — Ты не забыла подогреть песок?

— Как ты мне надоел своим занудством. Не забывай подогревать свои лапы перед сном. А о своем… нашем яйце я как-нибудь и сама позабочусь.

— Где оно?! Покажи! — ринулся Завр в свою комнату.

Дина рассмеялась ему вслед.

— Ты где ищешь? У себя в комнате? Уж не ты ли собирался снести яйцо?..

Завр нервно сбросил с ног обувь, заскочил в комнату Дины. Мягкий оранжевый свет от торшера падал на колыбельку с мелким (мельчайшим, какой только сумел достать Завр) песком, подогреваемым современнейшим устройством.

Завр долго, сосредоточенно, с гордым видом всматривался в очертания коричневого яйца в оранжевом нимбе. — Так говоришь, машину ты вызвала?

Дина промолчала, презрительно взглянув на Завра.

— А яйцо коричневое! — тщеславно изрек тот. — Ты, надеюсь, обратила внимание на это? Наше… мое яйцо — коричневое! И скорлупа, я уверен, достаточно толстая, прочная. Безусловно, из нашего маленького вырастет настоящий приспособленец.

— Американский писатель Юджин О`Нил утверждал, что человека, который стремится лишь к тому, что может быть осуществлено, следует наказывать исполнением его желаний. Вдумайтесь в эти слова, коллеги. Большинство из вас — будущие научные работники, самоотверженные и храбрые искатели нового, борцы за все новое, вы должны, обязаны жаждать и устремляться в фантастические дали, должны ставить перед собой заманчивые и прекрасные цели, и только тогда жизнь ваша станет по-настоящему насыщенной смыслом…

— Прочь оптимистов! Из-за них жизнь становится безнадежной штукой, — произнес как бы про себя, но достаточно громко лопоухий студент. — Это тоже сказал О`Нил.

— Да-да, уважаемый коллега, но в последний раз прошу вас не мешать мне, не разбрызгивайте свою эрудицию… Так на чем я остановился? Да, лишь тогда ваша жизнь станет по-настоящему насыщена смыслом и…

— Здорово он его отбрил! Говорит, не разбрызгивайте свою эрудицию. Вот моя Светка смеялась бы, услышав это.

Когда машина отъехала от дома, Дина долго еще стояла на балконе, всматриваясь в даль магистрали, где исчез санитарный транспорт.

— Заходи в комнату. Простудишься, — буркнул Завр и сам тут же понял, что мелет вздор, на улице тихо, безветренно, дышать нечем. И в ответ готов был услышать что-нибудь дерзкое, но Дина обернулась к нему с улыбкой, ласково положила руку на плечо и до удивления кротко заговорила:

— Заврик, вот и мое первое… наше первое яйцо. Ты скоро станешь отцом. Ты рад? Счастлив?

— Да, моя радость. Я очень счастлив. — Завр чувствовал, что в его голосе мало радостных ноток, и внутренне приготовился выслушать Динины упреки и оскорбления, но она сказала:

— Спасибо, Заврик… Я так рада. За нас рада.

— Жаль, что нам нельзя было поехать вместе, — в тон ей ответил Завр.

— Ты же святой. Теперь тебе все можно, — кротко заметила она. — Ты еще не привык… Но я не обижаюсь на тебя. Но только неприятно, что они так небрежно обращались с нашим яйцом, как с чем-то неодухотворенным.

— Они знают свое дело…

— Хочется верить, Заврик… Но не забывай, что ты уже святой… Ты должен позаботиться.

— Думаю, все будет хорошо. Нужно молиться.

— И все же обидно, они такие грубые, бесцеремонные и бездушные…

— Это их работа, моя дорогая, — рассудительно произнес Завр. — Это для тебя наше яйцо необычайно, а им все равно — твое или еще чье-то… Как ты себя чувствуешь?

— Прекрасно, Заврик. Пошли посмотрим телевизор, мы так давно не сидели вместе перед телевизором. Или, может, сначала поужинаем?

— Правда, хочется есть. — Сейчас будет твой любимый омлет.

— Действительно, любимый. У нас в роду все любили омлет — и мой отец, и дед. Ты такая красивая сейчас.

— Спасибо. Ты тоже красивый. Сегодня звонила моя мама. Она никак не может успокоиться, как это можно отдать собственное яйцо в инкубатор. Она говорит: «Я тебя сама в теплом песочке на берегу Тиры под солнышком переворачивала». Мама говорит, что я была прежде очень некрасивая, кривоногая и крикливая. А теперь посмотри, какие у меня стройные ноги.

— Угу, у тебя прекрасные ноги… Омлет сегодня малость недосолен. Конечно, мы и сами могли справиться, без инкубатора, но…

— И я то же самое говорила маме… В теплом песочке, под солнышком хорошо, а если песочек холодный? А она мне, представляешь, говорит — не вынашивай яйца зимой. Вот уж истинно — старый как малый. Я посмеялась. Мама, сказала ей, я сама разберусь, когда мне яйца вынашивать. Я свободное существо, в свободном мире. Инкубаторы — это прекрасно. Только дороговато, и обслуживание ужасное… Я не могу, Заврик, спокойно вспоминать ту морду… Как бы они не разбили его по дороге. В инкубаторе не должно случиться непредвиденного, и ты поезжай туда и скажи, кто ты есть. Непременно, Заврик. И я тоже должна привыкать, что ты у меня святой.

— Угу… У тебя красивая левая нога… Завтра же поеду и проконтролирую, чтобы все было хорошо… Я все сделаю, моя дорогая.

— Дорогие коллеги, Суейн считает, что 40–50 граммов алкалоидов — смертельная доза для динозавров, а такое количество их вполне могло оказаться в 200 килограммах ежедневного рациона. Танинов и алкалоидов не было в простейших и голосеменных растениях, которыми более ста пятидесяти миллионов лет питались динозавры…

— Позавчера мне Марек из педиатрического… Знаешь Марека?

— Нет.

— Рыжий такой задавала… Ну, тот, что меня как-то кретином обозвал на лекции по анатомии, куда я случайно попал…

— Нет, не знаю. — Так этот Марек позавчера приходил навестить Клима, с которым я в одной комнате живу. И, представляешь, бутылку кефира опрокинул на мою кровать. «Ах, прости! Ах, прости!». Я его по морде так съездил, сразу перестал извиняться...

— Зачем ты так… Что он тебе, товарищ? Какое ты имеешь право бить его?

Завр вышел из машины на углу Инкубаторского проспекта.

Специально не стал подъезжать к главному входу, хотел немного пройтись и успокоиться. Шагал важно, очень медленно, глубоко дыша прохладным осенним воздухом. Навстречу игривой походкой приближались две щеголевато одетые особы женского пола.

Завр даже остановился, но чтобы не выдать своей заинтересованности, начал рыться в карманах, глядя, однако, в лицо одной из незнакомок. А они громко разговаривали:

— Он, дурачок, ждал, что я ему скажу: «Дорогой мой, я так без тебя скучала. Я так ждала тебя». Вот обалдуй. А я ему отвечаю: «Хочешь со мной переспать — пожалуйста, но не думай, что я буду пузыри пускать от умиления».

Обе весело рассмеялись. Завр смущенно посмотрел м вслед, а потом с негодованием сплюнул.

«Хорошо, хоть у меня не такая бестия…»

У входа в тридцать седьмой инкубатор его встретил дежурный.

— Слушаю вас. Вы к кому?

Завр поначалу немного стушевался, потом расчувствовался, подумав про их с Диной яйцо, лежащее в инкубаторе, но быстро овладел собой, вспомнив, что он святой. Хотя и новоиспеченный, но святой, в новенькой черной рясе. Достал из кармана квитанцию, содержание которой знал наизусть, и, словно читая, сообщил важно:

— Наше яйцо номер 1331 было доставлено вам вчера вечером.

- Только вчера? — заученно ухмыльнулся дежурный. — Это слишком рано. Никаких сведений я вам пока ообщить не могу. Вон, посмотрите списки тех, кто вылупился вчера и позавчера. Но вас здесь нет и не может быть.

— Но я хочу переговорить с главой вашего учреждения.

— Да-да, безусловно. Пожалуйста, наденьте халат и рямо по коридору до тридцатого кабинета.

— Он тесный для меня. — Завр сорвал с себя халат, бросил его на пол.

Дежурный забежал в какую-то комнатку, выскочил с новым, еще не надеванным, халатом.

— Вот этот будет вам в самый раз. Пожалуйста.

— Спасибо, — буркнул сердито Завр и степенно прошествовал к начальству.

Небрежно толкнул дверь ногой, да так, что пришлось придержать ее, а не то саданула бы в стену, выдав тем самым пренебрежение Завра к такому важному учреждению, как тридцать седьмой инкубатор.

На его небрежное приветствие секретарша подняла удивленный взгляд, но тут же потупилась, увидев перед собой святого.

— Там свободно? — напыщенно спросил Завр, кивнув на следующую дверь.

— Да-да, пожалуйста. Дионизий ждет вас.

— Спасибо, — процедил сквозь зубы Завр, мысленно радуясь, что секретарша в страхе назвала имя руководителя. Одновременно проникая трепетным почтением к самому себе.

— Добрый день, я — Завр триста седьмой, — заявил громко, войдя в кабинет. И вдруг заметил, что он здесь один. За огромным столом никого не было.

Пройдя по инерции несколько шагов, остановился.

Мысленно выругался.

— Слушаю вас, — раздалось внезапно.

Завр вздрогнул, не сразу сообразив, откуда прозвучал голос. Оглянулся на двери. Никого. И вдруг боковым зрением заметил за столом фигуру. Быстро повернулся — точно, сидит тучный динозаврик, снисходительно и в то же время заискивающе улыбается.

— Слушаю вас, уважаемый, — проскрипел вновь.

— Наше яйцо номер 1331 было доставлено к вам вчера вечером…

— Как вы сказали? — испуганно переспросил глава инкубатора. — Какой, вы говорите, номер вашего яйца?

— Одна тысяча триста тридцать первое!

Схватив трубку, Дионизий суетливо набрал номер.

— Зоран, это ты? Как дела? Благодарю. Как там вчерашние… Я имею в виду то самое — сложное. Зайди ко мне сейчас. Да, отец этого яйца сидит у меня. Зоран, ты должен все это рассказать в его присутствии… Что?.. Должен! Мы ждем тебя!

Дионизий со скорбным видом положил трубку.

— Сейчас придет главный врач. Он очень грамотный специалист, просто виртуоз своего дела, и такой усердный в работе… И так любит нянчиться с яйцами…

— А омлет он, случаем, не любит? — спросил Завр, заподозрив что-то недоброе.

— Простите, но мы делаем все, что в наших силах… Но не всегда, поймите, мы не всемогущие… Бывают случаи, когда мы бессильны… Я понимаю, вам очень тяжело, это ваше яйцо, частица вашей души…

— Конкретнее! — прорычал Завр. — Что с ним? Что с моим сыном?

— К сожалению… — пролепетал Дионизий. — К сожалению… Вот сейчас придет главный врач, он доложит обо всем, что уже случилось.

— Что-о?

— Понимаете ли, скорлупа вашего уважаемого яйца… Одним словом… нет, я должен начать по порядку… Как только наши бригады привозят к нам яйца, специалисты сразу же приступают к работе, каждое яйцо проходит самый тщательный, квалифицированнейший индивидуальный осмотр… И вот, во время осмотра было выявлено, что ваше дитя, неживое. Нет, собственно, было еще живым, но… задыхалось. Скорлупа оказалась очень толстой, надежной, но слишком… Ребенок задыхался… Мы коллегиально решили делать операцию. Но, к сожалению…

— Было поздно? — проскрипел Завр.

— Да нет, поздно — не то слово… Вашему яйцу еще следовало дозревать и дозревать в нашем инкубаторе… А дитя задыхалось… Оболочка слишком крепкая, плотная… Мы пошли на операцию, но, поймите правильно, ваше яйцо было недозревшим… Все это сложно объяснить… Кто вы по профессии?

— Моя профессия вас не касается!

Дионизий понял, что следовало действовать как-то умнее, чтобы спасти собственную жизнь. Понял, что с самого начала сплоховал. Нужно было сразу заявить святому о его полном невежестве в вопросах медицины… И тогда бы инициатива была в собственных руках. Святых тоже можно обвести вокруг пальца и запугать… Но… Неужели поздно?

Завр подошел к телефону и набрал номер:

— Уважаемый Кверкус, рад, что застал вас на месте. Хочу посоветоваться. Наше яйцо, которое вчера снесла Дина… Короче, я вам звоню из инкубатора — ребенок задохнулся. Они, видите ли, были бессильны что-либо сделать… Что вы посоветуете?

— Советовать в таких ситуациях очень трудно, святой Завр. Но… Поступайте так, как вам подсказывает ваша святая совесть. Я вас поддержу во всех святых начинаниях.

— Спасибо, — произнес Завр и положил трубку.

Дионизий судорожно вытер пот со лба.

— Сейчас придет Зоран, он вам все объяснит… Примите мое искреннее сочувствие… В нашем учреждении работают только высококвалифицированные специалисты. Наше учреждение может гордиться…

— Могло гордиться…

— Как вы сказали? Что вы имеете в виду?

Завр вновь подошел к телефону.

— Нашу святую машину к тридцать седьмому инкубатору! Обеспечьте места для троих колдунов. Крайне опасных! Я жду. Пусть бригада поднимется в кабинет главы инкубатора.

В это время открылась дверь, на пороге появился врач Зоран. Дионизий посмотрел на него устало и равнодушно, спросил Завра:

— Кто же третий?

— Не волнуйтесь, его не трудно найти.

Сказав эти слова, Завр почувствовал, как уменьшился еще немного. Немного, но весьма заметно. От ощущения совершенства своего приспособления, от приятной истомы, разлившейся по всему телу, он даже глаза зажмурил.

— Мне хочется верить, уважаемые коллеги, что вы, будущие властелины человеческих душ и тел, поймете и узнаете больше того минимума, который предусмотрен программой нашего института.

Мне очень жаль, что время сегодняшней лекции заканчивается. Мы встретимся с вами в пятницу на третьей паре.

МАЛЕНЬКОЕ ЗЕЛЕНОЕ СУЩЕСТВО ЗАКРЫЛО МИНИАТЮРНУЮ ТЕТРАДКУ И, ДЕРЖА ЕЕ И МАЛЕНЬКИЙ КАРАНДАШИК В КРОШЕЧНОЙ ЛАДОНИ, ШМЫГНУЛО В ПОРТФЕЛЬ. НЕБОЛЬШАЯ ЯЩЕРКА ПИСАЛА ПОВЕСТЬ О ТОМ, КАКИМИ МОГУЩЕСТВЕННЫМИ БЫЛИ КОГДА-ТО ДИНОЗАВРЫ.

---

litresp.ru

Александр Тесленко. Каменное яйцо. «Каменное яйцо»

 

— Генетикам давно известна неопровержимая истина, — внушительно произнес профессор, глубокомысленно наморщив высокий лоб, — что все живые существа, у которых в природе нет смертельно опасных врагов, обречены на вымирание.

Вдруг какой-то худющий лопоухий студент из первого ряда звонко воскликнул:

— А динозавры существовали на Земле сто пятьдесят миллионов лет!

— Да, и динозавры… Они давно вымерли.

— Однако, представьте только, жили сто пятьдесят миллионов лет! — не унимался студент. — Я думаю, профессор, будь у них серьезные враги, динозавры вымерли бы намного скорее.

— Дорогой коллега, это прекрасно, что у вас собственная точка зрения, собственные мысли. Это меня радует, но не мешайте, пожалуйста, читать лекцию.

С работы он возвращался усталый. Вроде бы ничего особенного и не произошло в тот день. Обычная конторская суета, телефонные звонки и бумаги-бумаги, указания шефа и уважительные поклоны подчиненных, но почемуто чувствовал такую усталость, будто отработал неделю без перерыва. Едва плелся от метро, зевал, то и дело останавливался, опираясь на каменный парапет, но превозмогая слабость, продолжал идти, чувствуя, что иначе может уснуть. С неба сеялась противная морось, серая и нудная. На площади Великого Кверкуса виднелась на фоне туч величественная фигура из камня в длинной рясе, в высокой фуражке с длинным козырьком.

Обошел монумент вокруг, недолго посидел на громадной букве «я» выложенного на земле древнего лозунга:

«Остается жить тот, кто умеет приспосабливаться».

Сладко зевнул и снова заставил себя встать. Тяжелый портфель оттягивал руку. В душе — ни единого желания, кроме неодолимого стремления — спать. Тянулись в голове вялые мысли о домашних делах, обязанностях и потребностях. Но хотелось лишь одного — поскорей доплестись до кровати и провалиться в царство блаженного забытья.

Поднялся лифтом на свой этаж, прежде чем позвонить, тронул ручку замка, и дверь открылась.

— Это ты? — донесся из кухни голос Дины.

Он пробурчал что-то невнятное, стараясь, однако, сохранить в голосе доброжелательные нотки, чтобы не рассердить жену. Ей нельзя сейчас волноваться, осталось уже недолго… Едва удержался, чтобы не отругать — опять не заперла двери, совсем не думает о собственной безопасности. В последнее время куцехвостые зашевелились, по квартирам, правда, не слышно, чтоб шастали, но кто знает, чего от них ждать можно, освоятся как следует да и начнут квартиры чистить.

— Закрывай скорее. Сквозняк!

— Да закрываю уже, — промямлил он и хвостом толкнул дверь.

Завр медленно разделся, повесил мокрую шляпу на вешалку, снял плащ. Споткнувшись о свой портфель, поставленный на пол, взял его и направился в кухню.

Дина любила, как ему казалось, чтобы он вечером после работы посидел с нею, рассказывая новости, советуясь.

Жена с серьезным видом выслушивала Завра, задумчиво кивала головой, то и дело перебивая его репликами, вроде: «Так-так, это ты правильно ему ответил, пусть знает, что у тебя свои убеждения, что ты и сам умеешь приспосабливаться не хуже других».

Ему давно надоел этот вечерний ритуал, но в то же время и привык к нему.

— Добрый вечер. Я сегодня так устал.

— Голоден?

— Нет… Но что-нибудь съел бы.

— Тебя ждет твой любимый омлет.

Завр наклонился и достал из портфеля коробочку с лекарством.

— Вот я принес для тебя… Это нужно… Говорят, это лучшее средство, чтобы скорлупа яйца была крепкой, чтобы оно не разбилось во время…

— Ой, Завр, не говори об этом… мне нельзя волноваться. Доктор сказал, что я очень впечатлительная особа. Стоит мне только представить, как повезут мое яйцо, бросят его…

— Не бросят, а положат, моя дорогая, в теплый, стерильный песок.

— Ах, оставь… Как подумаю, мне становится дурно.

— Ну, прости, прости, больше не буду. Но этот препарат ты обязательно должна принимать. Мало ли что может случиться. Никогда не угадаешь, где подстерегает беда. Нужно ко всему получше подготовиться.

— Прошу тебя, замолчи! А лекарство давай, я приму его сейчас же. Спасибо!

— Внимательно прочитай инструкцию, там все написано… Ты такая красивая сегодня…

— Правда?

Завр утомленно смотрел из-под слипающихся век на Дину. Она была раздета. В помещении тепло, а гостей они не ждали. Вообще не любили гостей. Завр смотрел на ее стройное темно-зеленое тело, красивую, но, честно говоря, глупенькую головку на длинной грациозной шее, на короткий, но удивительно сильный, будто вылепленный и ограненный рукою мастера, хвост.

— Конечно, правда, моя дорогая. Разве я тебе когда-нибудь врал?

— За такое вранье я на тебя ни за что не обижусь.

— Вот и хорошо… — Завр сладко зевнул. — Как ты себя чувствуешь?

— Уже, наверно, скоро… Доктор сегодня сказал.

— Гордись, это твое… наше первое. Принимай лекарство, мне оно нелегко досталось.

Дина манерно прищурилась, склонила голову в наигранной задумчивости.

— Ты что-то говорила про омлет.

— Да-да. Прости, — она подошла к электроплите, раздраженно достала из духовки большую сковороду, поставила на стол. — Приятного аппетита.

— Спасибо.

Она медленно вышла из кухни, остановилась перед зеркалом в коридоре, с явным удовольствием осмотрела себя, потом, пройдя в гостиную, села на диван.

«Пускай Завр в одиночестве уплетает свой омлет. Как мне надоел этот омлет. Меня тошнит от одного этого слова. Какая гадость… А мужчинам только и подавай омлет. А он же из яиц… Конечно, нельзя быть такой впечатлительной, но как он может есть такую мерзость? И не вывернет же его наизнанку? Но я тоже должна приспосабливаться и к своему идиотику, и к его блажи…»

Дина раскрыла коробочку, проглотила одну таблетку, потом начала читать инструкцию. Вдруг она заверещала:

— За-авр?! Что ты мне принес? Как это понимать?! — вскочила и неуклюже засеменила на кухню.

— Что ты принес мне? Как это понимать? — Дина швырнула коробочку с лекарствами на стол, а листок инструкции ткнула под нос.

Завр спокойно пробежал глазами строчки плотного текста, затем усмехнулся:

— Ах, прости, моя дорогая, это я перепутал. Так устал сегодня. Это я сам принимаю. Прости.

Он протянул руку к портфелю и достал точно такую же коробочку:

— Вот, держи, это уже твои.

Дина сердито достала сразу две таблетки и кинула в рот, с обиженным видом села к столу и принялась изучать инструкцию. Наконец сказала заученно:

— Спасибо… Что нового на работе? Почему ты не рассказываешь?

— Круговерть обычная… — улыбнулся иронически.

«Моему идиотику нравится сидеть со мной после работы и философствовать. Если не выболтается, то не заснет, пожалуй. Все мужчины — большие дети. Ну, давай, давай, рассказывай, я тебя слушаю».

— Неужели нет новостей?

Выдержав паузу, Завр солидно произнес:

— Сегодня мне опять звонил Кхзеркус.

Дина настороженно замерла, но муж надолго замолчал, словно дремал с открытыми глазами.

— Да разве с твоим характером быть другом святого? — сторожко заметила Дина. — Ты никогда не станешь святым, — заявила со слезами в голосе.

— Напрасно ты так, — обиженно поднялся из-за стола Завр, налил в кружку узвара из большого графина, раздраженно отхлебнул. — Хочешь, откручу тебе сейчас голову, моя дорогая, и глазом не моргну. Ты меня просто не знаешь. И посмотри на мой хвост, его кончик уже совсем коричневый. Не зря я принимаю специальные… Короче, не все тебе нужно знать…

— Можешь открутить мне голову? Ты?! — Дина смотрела на него с чувством превосходства. — А как же тогда наше первое яйцо? Не ты ли хотел маленького? — А без головы ты уже ничего не сможешь? — Ты большой шутник, Заврик. Здоровья тебе полный короб!

— Благодарю, моя дорогая… — Он допил узвар, поставил кружку на стол. — А мне, к слову сказать, очень пошла бы форма святых. Но сейчас я должен немножко отдохнуть. Разбуди меня, пожалуйста, часика через…

— Хорошо, любимый, но прежде ты вытрясешь ковер, потом сходишь в магазин, я скажу, что нужно купить, а потом можешь лечь, и я обещаю разбудить тебя… как только ты заснешь.

По небу с пронзительным воем пронеслись скоростные самолеты.

— А она и спрашивает: «Это вы ко мне обращаетесь или сами с собой разговариваете?» А бабуля как закричит: «Сама с собой? Обижаете! С чего бы это я сама с собой говорила?! Я вот с этим прекрасным молоденьким огурчиком беседую». Ох и комедия!

Профессор замолчал, будто окаменел на кафедре:

— Напрасно, уважаемые коллеги, некоторые из вас так привольно чувствуют себя на моих лекциях. Я даю много дополнительной информации, которой нет в ваших учебниках.

— Говорил тебе, тише надо… На экзаменах он нас погоняет. Давай попишем немного… Вон Андрей царапает, и головы не поднимает.

— Думаешь, он конспектирует? Чертиков рисует. У него отец сам профессор… — Вот стерва, лопоухий. И зачем такому умнику учиться? Вот Светка, моя землячка, ты ее видел, ладная деваха во всех отношениях, со мной поступала. На первом же сочинении и срезалась. А этот разумник…

— Не размахивай руками, давай послушаем, что там профессор городит.

Морось прекратилась, но вечерние сумерки все равно были серыми. Тусклые фонари на столбах лишь оттеняли гнетущую тьму вечера. Завр со злостью накинул ковер на заборчик из тонких труб, начал неторопливо колотить по нему выбивалкой.

— Уф-ф… Поспишь тут, если хвост не протянешь… Уф-ф… Аж тошнит, как ее от моего омлета… Уф-ф… Скорее бы уж она свое яйцо… Уф-ф… Ты никогда, говорит, не будешь святым…

Завр оглянулся на кончик своего хвоста, но вокруг все, как и он сам, было серым.

— Уф-ф… А их форма мне к лицу… Уф-ф… Еще отец мне об этом говорил… Уф-ф… И форма головы у меня, как у святых…

— Привет, Завр! Ты это сам с собой разговариваешь?

Обернувшись, Завр увидел Эрга, сослуживца, с которым и жил по соседству.

— Это ты, Эрг? Привет.

— Семейный фронт не забудет своих героев, — язвительно осклабился Эрг. — Пыли не место в наших легких. Кто хочет получше приспособиться в жизни, прежде всего должен приспособиться к своей жене. Правильно поступаешь, Завр, только рановато — если бы среди ночи выбивал, все соседи по достоинству оценили бы твой труд…

— Помолчал бы…

— Молчание — это тишина, а тишина признак отсутствия движения, там же, где нет движения, как говорит наш Великий Кверкус, исчезает желание и необходимость приспосабливаться, а это уже потенциальная смерть. Не так ли, Завр?

Глаза Эрга в лучах фонаря светились розовым цветом.

— Философ… — вяло усмехнулся Завр. — Все равно от смерти никуда не денешься.

— Давай, Завр, я помогу тебе вытрясти этот красивый и дорогой ковер. Разомнусь малость. В толк не возьму — ты его бьешь или он тебя… Дорогая вещь. Давно приобрел?

— Это Дина…

— За твои деньги. Кто твоя Дина?

— Тебе-то что?

— Интересно просто, мы же с тобой работаем вместе, да и живем рядом.

— Сейчас она дома сидит. Мы отважились маленького завести. Вынашивает. А работала дежурной в конторе Пора.

— Не шибко, дружок, а коврики вон какие покупает…

— Это отец ее когда-то… — сердито перебил его Завр.

А Эрг распалился, размахивал руками, а хвостом от волнения выбивал на дороге барабанную дробь.

— Чего ты нервничаешь?

— А ты всегда спокоен? Тебе, вижу, в пору святым быть — образцовое спокойствие и самообладание. У тебя идиллия? Знаю я эти идиллии!

— Оставь меня в покое, Эрг. Мы с тобою не лучше их.

— Что? Дурной ты! Детей просто жаль! У меня их трое!

— Я понимаю тебя… Наши жены малость тщедушны…

— Что? Пошел ты ко всем чертям, если так думаешь! Это слабость хищника, паразита! Это тщедушность гангстера!

— Послушай, Эрг, чего ты так горячишься?.. Захотел помочь мне — спасибо. А я давай помогу тебе отнести домой твою огромную сумку. И… разреши мне немного поспать в твоем кабинете… Ладно? А ты можешь отдохнуть у меня. Я сегодня ужасно устал…

— Устал оттого, что не знаешь, зачем живешь, — уже спокойнее пробурчал Эрг.

— А ты знаешь?

— Знаю… Но, понимаешь ли, всему этому никак не подберу словесного выражения… Знаешь, почему солнце всходит и светит, к чему каждый твой шаг, а потом вдруг вроде бы ничего не знаешь… Понимаешь меня? — Голос Эрга стал удивительно умиленным, даже не верилось, что минуту назад он раздраженно кричал.

— Понимаю… Так можно я отдохну у тебя?

Эрг посмотрел на Завра сосредоточенно и ответил, чеканя каждое слово:

— Не советую. Твоя вынашивает, ей нужен абсолютный покой. Да и меня ждут дома, — и похлопал фамильярно Завра по шее.

Завр смотрел вслед Эргу, растворявшемуся в сумерках, и стало ему очень грустно, и не имела та грусть никакого словесного выражения. И показалось ему вдруг, что он уменьшился, совсем на немножко, но уменьшился, и чувство это обрадовало его, припомнились крылатые слова Кверкуса Девятнадцатого:

«Каждый наш шаг приспособления приводит к совершенству и, следовательно, должен приводить к нашему измельчанию. Это должно нас только радовать. Будущее — перед мелкими видами. Даже если мы станем мыслящими блошками, мы будем жить, а другие исчезнут. Большими в этом мире могут быть только самолеты и танки. Наши самолеты и танки!»

— Послушайте, уважаемые коллеги: святой Макарий сказал однажды:

«Дьявол, мне досадно, что не могу одолеть тебя. Я все делаю, что и ты делаешь. Ты постишься, и я не ем. Ты не спишь, и я глаз не смыкаю. В одном лишь я уступаю тебе — в покорности».

— Давай, пиши, а не то на экзаменах он тебе…

— Обойдусь без его святого Макария. Жаль, что Светка не поступила. Сидели бы сейчас рядом…

— Она, видать, глупа как пробка, твоя Светка.

— Сам ты дурной. Такая красивая девка, просто куколка.

Святой Ракамель с детства имел коричневый оттенок тела. Но этим утром он был практически черным. Он с удовольствием укрылся бы еще одной черной рясой, чтобы никто не видел его в тяжелом похмелье, проспался бы и выдохнул святое бесовское зелье, но вынужден бодриться. В этот день он дежурил.

Тревожно зазвенел телефон. Святой Ракамель от неожиданности испуганно вздрогнул, поднял трубку:

— Слушаю вас.

В трубке слышалось лишь взволнованное дыхание.

— Святой Ракамель слушает! — повторил сердито и хотел уже бросить трубку, дрожавшую в руке возле уха, но звонивший отозвался.

— Вас беспокоит Триста седьмой Завр. Мне хотелось бы с вами поговорить.

— Со мной лично? Может, не сегодня?

— Если можно — сегодня. Не по телефону.

— Приезжайте, — вздохнул святой Ракамель. — Вы знаете наш адрес?

— Спасибо, знаю.

Положив трубку, святой Ракамель щелкнул тумблером, включающим связь с охраной ворот, и хрипло выдавил из себя: «Сейчас придет ко мне Триста седьмой Завр. Проверьте личность. Если все в порядке — обыскать и пропустить». Потом он тряхнул головой, стараясь прогнать тяжесть похмелья, но только сморщился болезненно, показалось, что голова сейчас треснет. Машинально поправил под рясой тяжелый «ватер» в кобуре.

Прикосновение к оружию вроде бы помогло, голова стала меньше болеть, а тело взбодрилось — движения стали увереннее.

Когда Завр открыл двери, святой Ракамель сладко зевал.

— Приветствую вас, сын мой. Садитесь. Я сегодня едва держусь на ногах — всю ночь воздавал молитвы, просил Творца нашего не отрекаться от нас… Садитесь. Я слушаю вас.

Завр сел к столу напротив святого Ракамеля, мгновение помолчал, разглядывая золотистую канитель вышивки на рясе: «С нами наш Творец!»

— Я начну сразу о деле… Прежде всего, простите великодушно, святой Ракамель, за бесцеремонное вторжение…

— Проще, сын мой, без лишних церемоний, — проворчал Ракамель и, скрестив руки на животе, вновь почувствовал приятную твердость «ватера».

— Меня приглашали к вам… Мне хотелось бы уточить некоторые подробности… А впрочем, я пришел сказать, что…

— Кто вас приглашал, сын мой? — перебил Ракамель.

— Наш Великий Кверкус!

— Вот как? Этот факт говорит сам за себя. Но, простите мое любопытство, за какие святые дела наш Beликий Кверкус решил обратиться именно к вам?

— Великий Кверкус знает меня очень давно. Они, с моим отцом вместе учились…

— Понимаю… Простите… Так какие подробности вас; интересуют? Впрочем, точнее об этом может ответить только наш Великий Кверкус. Надеюсь, я могу спросить: достаточно ли сильно в вашей душе желание посвятить себя святому делу борьбы с куцехвостыми колдунами?

— Можете во мне не сомневаться. А когда я смогу встретиться с самим святым Кверкусом?

— Через три часа он будет в своей келье-кабинете.

— Благодарствую. Я зайду через три часа.

Святой Ракамель облегченно вздохнул, оставшись один.

— Иван Петрович, я где-то читал, что один венский епископ — Гаспар Нейбек, в церкви святой Варвары изгнал из шестнадцатилетней девицы 12 652 черта. Говорят, протокол этого чуда, подписанный самим прелатом, сохранился в венских архивах.

— Да, коллега, если не ошибаюсь, именно этому епископу принадлежат слова: «Величайший грех — это отсутствие грехов». Меня весьма радует, что вы многим интересуетесь, много читаете… В какой группе вы обучаетесь?

Вот зануда этот Андрей, профессора перебивает, нахал. Моя Светка никогда бы этого себе не позволила.

— Рад вас видеть. Садитесь, сын мой. Очень приятно, что я не ошибся в вас. Говорят, что вы начали коричневеть? Покажите-ка мне. Верно. Совершенно коричневый кончик хвоста. Очень приятно. Но, скажу вам откровенно, он у вас был почти коричневым с самого детства, а ныне… Я подозр… простите, поздравляю вас. Поверьте мне очень приятно. Но разве мог я ошибиться? Мы с вашими покойными мамой и папой были настоящими друзьями. Я тоже был когда-то зеленым. Может, помните?.. — Кверкус неудержимо, хотя и наигранно, рассмеялся.

Завра несколько насторожила и в то же время расслабила простота и такая непосредственность Великого Повелителя Империи.

— А вы были любопытным, трогательным ребенком. Вы просто не имели права не покоричневеть в конце концов…

— Я и вправду могу надеяться стать святым? И смогу влиться в когорту совершеннейших приспособленцев? Правда? Благодарствую. Но…

— Понимаю вас. Я сам превыше всего предпочитаю конкретность. Вы сейчас работаете в конторе Филапора? Не так ли?

— Так. Экономист в конторе Филапора.

— Прекрасно. — Повелитель Империи крутнулся на вертящемся мягком стульчике, замер на мгновение, окинул взглядом полочки картотеки, привычным движением выхватил небольшой бланк. — Так. Прекрасно. У вас большой штат. И очень много куцехвостых колдунов среди ваших конторщиков.

— Среди наших божьих одуванчиков?

— Погодите, святой дружок… Да-да, уже святой… Но, вижу, вы еще не все понимаете, не все чувствуете… Свою работу следует любить каждой клеточкой… Слушайте внимательно. Существуют потенциальные колдуны. А они, святой Завр, намного коварнее и для Империи опаснее явных, известных нам. Именно этих скрытых врагов нужно бояться прежде всего и выявлять их во славу Творца нашего. Кажущееся отсутствие грехов, мой святой друг, и является величайшим грехом. Настоящему динозавру нет надобности скрывать свои святые грехи.

— Но среди наших…

— Не может быть никаких «но», мой друг. Повторяю еще раз. Вы среди святых не случайный динозавр, и я не стану тратить время на излишнее мудрствование. Хочу заверить вас, что святой Ракамель, мей он такое право, находил бы куцехвостых среди ваших сотрудников, пока оставалась бы там хоть одна живая душа. Вы меня понимаете, надеюсь? Но святому Ракамелю такого права никто никогда не даст. У него нет чувства меры. Он слишком любит свою работу. И святую воду. Ради нее он готов работать до посинения. Он слишком предан святому делу. Надеюсь, вас не удивляют мои слова. Я не сомневаюсь в вашей преданности и не имею оснований считать вас святым дурнем.

— Благодарствую. Очень признателен за доверие. А как вы оцените мою предстоящую работу?

— Такие конкретные вопросы мне всегда нравились. Три сотни в месяц. Для начала. А там — посмотрим. О подробностях и секретах работы будет полезно поговорить немного погодя, когда вы, как говорится, малость расправите крылья и приобретете собственный опыт.

— Иван Петрович, простите, как вы думаете, могли ли динозавры эволюционизировать до уровня высокоорганизованных существ?

— Что вы имеете в виду, коллега?

— Динозавры в процессе эволюции могли бы припособиться к новым условиям, стать значительно мельче, а не такими великанами, могли бы сравняться с новоиспеченными на нашей планете млекопитающими не только в размерах тела, но и по уровню организации?

— Вы, должно быть, знаете, уважаемый коллега, что одним из факторов исчезновения третьей части фауны мелового периода, по австралийскому палеонтологу Тэниусу, и является появление млекопитающих, которые пожирали яйца своих эволюционных предшественников.

К слову сказать, динозавры в действительности приспосабливались.

По материалам того же Тэниуса, еще один из факторов исчезновения динозавров — создание слишком толстой скорлупы яиц, ее не могли разгрызть млекопитающие, но не могли проклюнуть и дети динозавров…

— Это примитивное приспосабливание. А как вы думаете, профессор, могли ли динозавры дорасти до такого уровня… Одним словом, я имею в виду цивилизацию…

— Сложно ответить на этот вопрос. Законы природы порой жестоки и непостижимы… — Профессор великодушно усмехнулся. — Впрочем, и такой вариант эволюции теоретически возможен…

— Этот Андрей глуп, как мой племянник Кирилка. Сует всюду свой нос, как малыш… Как-то приехал к нам мой дядька, старый авиатор, а Кирилка и пристал: «Ты взаправду летчик? А на каких ты машинах летал?» Тот отвечает: «Я на всех машинах летал. Почти на всех, которые есть». — «А на тракторе ты летал?» Дядька хохочет, за живот хватается. А Кирилка говорит: «Давай играть?» — «А как мы будем играть?» — «Давай во всем мешать друг другу. Знаешь, как интересно будет!» Профессор свое долдонит, а этот кадр перебивает.

— Как ты себя чувствуешь, моя дорогая?

— Разве не видишь, что мне плохо?

— Дозревает?

«Если бы я не понимала, что он ни в чем не виноват. Завр просто не понимает меня, не чувствует. Просто не способен. Никто из них не способен чувствовать нас. Но и мы не понимаем их. Закон природы?»

— Дозревает.

— Я не слышу в твоем голосе трепетной радости материнства, моя дорогая. Я шучу.

— Ты просто плохо слушаешь. Или ты оглох совсем, мой дорогой? Тоже шучу.

— Меня радует, что ты сегодня в хорошем настроении. Кстати, отныне можешь считать меня святым.

— Сколько же мы получим за твою святость? — сразу же спросила Дина.

— Для начала три сотни в месяц…

— За триста вообще-то стоит и попробовать… А куцехвостые тебя не съедят? — спросила Дина и подумала: «Все равно дурнем и остался. Что за святой из тебя?»

— Не волнуйся… И прошу тебя не переводи все на сотни… Сейчас очень трудные времена. Мы с тобою должны быть уверены не только в своем завтрашнем Дне, но и в будущем наших маленьких. Да и внуков хотелось бы увидеть. Не правда ли, моя дорогая?

— Правда, мой дорогой.

«Все равно ты — несусветный дурак». — И ты думаешь, святые помогут тебе внуков увидеть?

Завр неожиданно вспыхнул:

— Я не понимаю тебя! Ты что — слепая?

— Но, слава Творцу, и не святая.

— Подумай, моя дорогая, о жизни вообще, а не только о нас. Ты же прекрасно знаешь, что творится в последние годы. Вылупляются дети без хвостов, какие-то чудища. И появляются некие субъектики, которые не боятся нарушать заведенный нами порядок, выдумывают всяческие теории, подрывают веру в наш основной принцип — Принцип Активного Приспособления. Они порождают смятение и хаос в душах верноподданных. И мы все, понимаешь — все обязаны бороться с этим коварным явлением.

— За триста в месяц многого не сделать, — пробурчала Дина.

— Конечно. Хотя для начала это не так уж и мало. Но ты хорошо сказала: чтобы по-настоящему бороться, нужно борцам за святые идеалы и платить по-настоящему.

«Сегодня же позвоню Великому Кверкусу и посоветую ему малость охладить моего — уже святого — дурня, пусть не думает, что ухватил Творца за бороду. Неужели то, что его отец когда-то учился вместе с Великим Кверкусом, означает больше, чем… яйцо мое от Святого Великого Сорок Первого Кверкуса…»

— Каждая научная теория, новая мысль обречена, к сожалению, на сложный путь утверждения, мои уважаемые друзья. Все истинное тяжело пробивает себе дорогу, и лишь невежество спокойно, с ленцой царило на протяжении тысячелетий человеческой истории. По этому поводу хочу напомнить: немногим более, чем стопятидесятилетие отделяет нас от тех времен, когда в общегосударственных масштабах писалось следующее: «Кто колдуна подкупит или же склонит его к тому, чтобы он кому-то зло учинил, тот понесет кару, как и сам колдун». Вы понимаете меня, коллеги? Я имею в виду совсем недавнюю беспросветность человеческой глупости, суеверий, невежества. О каком же истинном понимании мира, его закономерностей можно говорить, если психология людей находилась на таком уровне?

— Светка моя говорит, что будет ждать… Врачом, говорит, приедешь…

— И моя лепетала то же самое, когда меня в армию призвали. Через полгода замуж выскочила, даже письма перестала писать. А когда я приехал, ее дочке уже полтора года…

— Светка дождется… Врачом, говорит, приедешь…

— О, как я рада, Дана, что ты пришла, что вы пришли. Привет Хобр!

— А ты все цветешь, Дина.

— Шутите… Спасибо, но я теперь такая страшная…

— Садитесь к столу. Рад тебя видеть, Хобр. Вас с Даной рад видеть.

«Интересно, что их привело вдруг к нам, Хобра с Даной? Конечно же, не простое желание посидеть за вечерним столом. Хотя сегодня и выходной, но за те годы, что живем рядом с ними, было столько выходных, а тут вдруг воспылали симпатией… Посмотрим…»

— Как ты себя чувствуешь, Диночка? Ты прекрасно выглядишь. Какая ты счастливая. И я когда-то была такой. Пошли, пошепчемся на кухне, не будем мешать нашим славным динозаврам по-соседски пообщаться, не будем обременять их своим обществом.

— Принесите что-нибудь закусить, а святые капельки у нас найдутся, — и торжественно достал из кармана святую плоскую бутылку. — Садимся, Завр. Я вперые в твоем жилище. Уж извини, что так получилось… Но, сам понимаешь, у тебя заботы и у меня… Давай капельку святой отпробуем. Со святым грех святой не выпить. Это правда, что ты святым стал?

— Да, правда.

— Я рад за тебя. Я всегда чувствовал, Завр, что в тебе есть высшее начало. Всегда чувствовал твою святость. Верил в тебя. Поздравляю. Давай по капельке. — Его зеленоватая десница немного дрожала, и Хобр, стараясь скрыть эту дрожь, беззаботно улыбался и болтал, болтал: — Я искренне рад за тебя. Среди всех моих друзей и знакомых ты — единственный святой. Это величайшая ответственность. Ты молодец. Рад за тебя. Я чувствовал, что так и произойдет. Могу только позавидовать. Я никогда не смог бы стать святым.

— Напрасно ты так, Хобр… Стоит только захотеть… Впрочем, я мог бы посодействовать…

— Ты серьезно думаешь, что из меня мог бы выйти святой? — Хобр развязно рассмеялся. — Спасибо, что ты обо мне так хорошо думаешь. Давай еще малость… Хочу тебе кое-что предложить, друг. Я, к сожалению, очень плохо разбираюсь в святых делах, но сейчас вокруг столько болтают о колдунах, что и я хочу внести свой вклад… Дело-то общее… Я понимаю, что мне далеко до твоего святого понимания, но осмелюсь посоветовать тебе… Я говорю о Криле. Уверен, что ты и сам о нем думал, ведь то, что он за штучка, все видят. Уже давно пора развенчать его колдовство…

— Ты о Криле?

— Конечно.

— Так это, кажется, твой начальник?

— Да, к сожалению, мой начальник. Но что я могу поделать, если он перешел все границы… Мне его очень жаль, как живому жаль живого. Но его поведение давно… Да что я тебе говорю, ты и сам все знаешь, сам чувствуешь… Знаешь, как-то случайно приобрел я одну брошюрку: «Колдовство, его сущность и методы борьбы с ним», в популярном изложении. Очень интересно написано. Прочитал я ее и сразу о Криле подумал. Как будто о нем написано. Сам посуди — принципиально спокойный, малословный, замкнутый, святой воды и в рот не берет, не курит, много читает и подбивает к этому других… Ты представляешь, что у него в душе творится? Представляешь, как он нас всех ненавидит? Не говорю уже о святых. Ему даже разговаривать с нами не хочется. Колдует себе потихоньку, а может, и не потихоньку. Но это уже вам разбираться.

— Криль — дисциплинированный и грамотный… Но, безусловно, что-то есть в нем отталкивающее. Однако кто сможет его достойно заменить?

— Я уже двадцать лет работаю в нашей конторе. И если нужно, заменю Криля. Говорю это с полной ответственностью. И могу обещать, что буду образцовым работником, и колдовать никогда не стану. Давай еще чуток?

— Давай, святое дело.

«Хочешь красиво съесть своего начальника? Ладно, пусть будет по-твоему. Но ты глубоко ошибаешься, что никогда не будешь колдовать! Следующий колдун из нашей конторы — это ты, Хобр! И обещает это тебе святой Завр. Не понравился ты мне, друг. Значит, станешь, рано или поздно, колдуном».

— Каноник Лоос в свое время говорил: «Борьба с ведьмами — это новая алхимия, это искусство превращать человеческую кровь в золото». Так можете себе представить, дорогие коллеги, на каком уровне развития находились наука и искусство того времени.

— Но не было ни водородной, ни нейтронной бомбы, не было трагедии Хиросимы и Нагасаки, — пробурчал кто-то из первых рядов, профессор вскинул взгляд на лопоухого студента, но тот неподвижно склонился над конспектом и что-то быстро-быстро писал.

— Да, я понимаю вашу мысль. Современные средства массового уничтожения людей ужасней методов инквизиции… Но, дорогие коллеги, надеюсь, ни у кого из вас не вызывает сомнения то, что развитие науки, прогресс научно-технической революции, социальное развитие человечества, я бы сказал, гражданское возмужание нашей планеты неизбежно приведут к окончательной победе идей гуманизма, коллективизма. Современные наука и техника — величайшая сила, и каждый житель нашей планеты не может не стремиться к тому, чтобы эта сила пребывала в добрых и порядочных руках.

И вдруг пронзительный девичий визг рассек тишину большой аудитории. Студентка в розовом платьице в паническом страхе вскочила во весь рост на сиденье, кричала, стараясь что-то сказать, наконец замолкла, застыла как парализованная и лишь шептала, плотно зажмурив глаза:

— Динозавр… Маленький динозавр, маленький динозавр…

А паренек, сидевший рядом с ней, посмотрел на пол и рассмеялся:

— Правда! Маленький динозавр! — решительно наклонился и взял на ладонь небольшое зеленоватое существо.

Студентка в розовом платье приоткрыла один глаз, потом второй и с любопытством смотрела.

— Да это же простая ящерка, — сказал кто-то. Вокруг зеленого пришельца сгрудились студенты, каждый старался протиснуться вперед.

— Ничего себе ящерка! На задних лапках ходит. Где ты видал ящерку, что на задних лапах ходит?

— Чудеса, да и только… И не боится. Оглядывается спокойно по сторонам…

К студентам подошел и профессор. Все предупредительно расступились, давая ему дорогу. Следом за профессором испуганно пробивался лопоухий студент.

— Действительно, это обыкновенная ящерица, — удивленно констатировал профессор. — Но почему она ходит на задних лапах?

— Это я ее научил. Простите. Это моя ящерка. В моем портфеле для нее… для него — жилье. На этот раз он без разрешения вышел немного погулять… Простите его… меня то есть, пожалуйста.

— Он у тебя, может, и разговаривать умеет? — съязвил профессор.

— Умеет, — виновато признался лопоухий. — Я немного научил.

Великий Кверкус приходил в свою служебную келью всегда очень рано, прежде всех, но запирался, садился на табурет у самых дверей и читал святую книгу, приобщался к высшим святым таинствам, и одновременно внимательно слушал, что происходит за дверями. Приходили рядовые святые, а наисвятейший слушал, о чем они говорили — о жизни, своих делах, а порой и о нем, о Великом Кверкусе. Это было интересно. И очень полезно.

Он всегда удивлял своих подчиненных величием своей духовной силы, пророческим талантом, умением читать мысли окружающих.

В то утро святой Кверкус по обыкновению умиротворенно сидел со святой книжкой в руках и, прикрыв глаза, прислушивался к происходящему вне его кельи. Но, к его удивлению, все было тихо, святые молча разошлись, никто не выходил даже покурить. Кверкус едва не задремал.

Вдруг кто-то решительно постучал. Он вскочил, отодвинул табурет, положил святую книгу на полку и машинально открыл двери. Успел лишь подумать, что делает глупость, большую глупость, которая может пролить свет на источник его духовной силы и основу его пророчеств. Однако было уже поздно. Оставалось принять самоотреченный ото всего суетного вид, с маской святого благообразия на лице.

На пороге стоял святой Завр.

— Доброе утро, Великий Кверкус, — Завр почтительно склонил голову.

— Доброе утро, сын мой. Заходи. Как ты узнал, что я сейчас здесь? — спросил строго, сдерживая удивление и недовольство.

Завр озабоченно посмотрел на часы и рассудительно ответил:

— А где же вам быть? Рабочее время… — Завр встретился взглядом с Кверкусом. Великий Святой едва скрывал высокомерную, снисходительную улыбку. — И какое-то внутреннее чувство подсказывало мне, что вы сейчас у себя.

— Хм, внутреннее чувство — это прекрасно. Это уже кое о чем говорит, сын мой. Садись. Слушаю тебя.

Завр с деланным спокойствием, как по привычке, положил на стол папку с бумагами, продолжая стоять.

— Вот здесь, — произнес важно после небольшой паузы, — материалы обвинения в колдовстве сотрудника конторы — Криля 112-го. Это первый изобличенный мною колдун, поэтому очень прошу вас лично просмотреть собранные мной материалы. Мне не хотелось бы ошибиться.

— Понимаю тебя, сын мой. Садись. Как жена?

— Спасибо…

— Мне кажется, она вынашивает ваше первое яйцо?

— Да. Вы все знаете, Великий Кверкус!

— Как она чувствует себя, сын мой?

— Все хорошо. Все должно быть хорошо.

— Я надеюсь. Большая ответственность ложится на тебя, сын мой. С появлением на свет нового существа, нового святого существа! Пусть тебя не удивляет, что я называю твоего еще не рожденного наследника святым. Дети святых должны быть святыми.

— Да…

— Я рад твоей сообразительности, рад, что имеешь развитое внутреннее чувство, сын мой. Так, говоришь, Дина хорошо себя чувствует? — Мне кажется, она чувствует себя так, как и любое здоровое существо в ее положении.

— Прекрасно. Я рад за вас. И особенно за тебя, сын мой. Скоро ты станешь счастливым отцом. Это большая ответственность. И большая радость.

— Материалы на Криля 112-го я собирал и готовил очень усердно, пусть вас не удивляет такой короткий срок. Несмотря на то, что я управился за три дня, работа проделана огромная… — попытался вернуть разговор к начатой им теме Завр.

— Да-да, я сам просмотрю твои материалы и подпишу приговор. — Кверкус положил свою зеленовато-коричневую руку на папку, любовно погладил ее с садистским блеском в глазах. — Но прежде хочу сказать несколько напутственных слов, сын мой. Несложно выявить колдуна, а вот чтобы изобличить его красиво, профессионально, вдохновенно, святой должен приобрести определенное мастерство. Для этого нужно как можно больше знать окружающих. А ты своих сослуживцев, должно быть, знаешь как самого себя? Ладно, давай-ка посмотрим, что ты принес мне для начала, сын мой.

Так… Прекрасно… Копия фотографии маленького Криля…

Сколько ему здесь?

— Семь месяцев.

— Так, вижу, здесь написано. Очень интересно…

Форма головы, вне всяких сомнений, присущая колдунам.

У взрослого Криля это почти незаметно, а на детской фотографии… Молодец. Это прекрасно, что ты приобщил фотографию к делу. Так, далее идет запись разговора с первой женой Криля, она называет его идиотом, ну это неинтересно, потом она говорит о его болезненной потребности уединяться, хотя бы в туалете, а это, пожалуй, определенный симптом… Впрочем, мой друг, форма головы свидетельствует обо всем. Это твоя находка.

Не у каждого остаются фотографии детских лет и не каждый держит их так, чтобы кто-то мог увидеть и даже переснять их. Как это тебе удалось?

— Мне помог один работник нашей конторы. Хобр.

— О, слышал о нем. Старый пройдоха. Почти святое создание. Из-под земли любые доказательства достанет. И недорого за них возьмет.

— Он хочет занять место Криля.

— А что ж, Хобр давно заслужил. Нужно будет помолиться за него, наш Великий Творец должен ему помочь, если услышит наши молитвы.

Завр удивленно и пристыженно потупился. Оказывается, Кверкус хорошо знает и уважает Хобра. Что ж, колдуном Хобру не судилось стать. Странно. И очень досадно.

Хобр явно отвратительный тип.

— Так, что тут у тебя дальше… Молодец, сын мой… Все по нашим обычным схемам, ты прекрасно чувствуешь специфику нашей святой работы… Неопровержимые доказательства причастности Криля к колдовскому, короткохвостому племени. Молодец, Завр. Прекрасное начало. Я не ошибся в тебе. С легкой душой и без всяческих колебаний я при тебе и подписываю приговор. Сожжение его, этого колдуна, назначаю через семь дней на Празднике Бессмертного Зуя. Вот и все. Число. Подпись. Печать. Давай же отметим твой первый успех несколькими глотками святой воды.

- Признателен за высокую оценку моей работы, Великий Кверкус. Вы вдохновили меня. Вы привлекли меня к святому делу.

— Это верно, — с чувством превосходства улыбнулся Кверкус. — Кстати, скажи мне… — Кверкус поставил на стол два бокала, наполнил их из граненой бутылки, сам сразу же выпил и налил себе еще. — Скажи мне откровенно, тебе жаль этого Криля?

Завр удивленно поднял взгляд.

— Не понимаю вас.

— Понимаешь.

— Нет. Не понимаю, — упрямо, с напряжением повторил Завр.

— Выпей. И не становись в позу святого дурня, хватит с меня святого Ракамеля, — Кверкус приветливо улыбнулся. — Так жаль тебе Криля?

Завр в растерянности молчал.

— Твое молчание мне понятнее слов, — продолжал Кверкус. — Ты не можешь не жалеть его… Извини за нескладность сказанного… Не можешь, по крайней мере потому, что он первый колдун, выявленный тобой. Я скажу еще несколько напутственных слов, чтобы ты лучше понял и меня, и себя, и наше святое дело. Вне сомнения, как живые живому — пока живому — мы не можем не сочувствовать уважаемому Крилю, и не можем не понимать, что он мог бы просуществовать без каких-либо приключений до глубокой старости и умереть в славе и достатке. Но… мы не можем не знать того, что каждая существующая живая структура должна обновляться, очищаться и бороться. Одним словом — приспосабливаться. И не только внутренности должно освобождать живое существо каждое утро. Иначе наступит внутреннее гниение. Ускорится смерть. Ведьмы и колдуны, особы, замыкающиеся в себе, которые отмежевываются от мира, губят святую энергию святых созданий, переливают ее из пустого в порожнее, это отбросы, от которых должно освобождаться каждое поколение динозавров. Они мешают нам становиться мельче. И скажем проще и откровеннее, сын мой, если бы их не было, то и святые не нужны были бы… Это наша работа, наша форма святого развития, наша жизнь. Без колдунов я не представляю своего существования. Я люблю их. Так, как ты любишь свой омлет, сын мой.

— Вы и об этом знаете?

— «Знаю» — это не то слово… Я просто читаю мысли и движения души… Это приходит с возрастом, сын мой. Понимаешь? Я люблю колдунов всех сразу и по отдельности. И мне, безусловно, очень жаль их. Я сочувствую каждому колдуну так, как живой может сочувствовать живому. И ты, сын мой, не утрать этой способности. Иначе жизнь твоя станет пресной, неинтересной, и даже противной, ибо только любовь освещает существование животворными святыми лучами. Вспомни, сын мой, свой любимый омлет, и подумай о тех яйцах, из которых он сделан… Ну? Ведь от этого ты не перестанешь любить омлет? — Кверкус сдержанно засмеялся, налил себе еще бокал, медленно выпил. — Это одна из мудростей активного приспособления.

— Я начинаю понимать вас… Спасибо за эти слова. Большое спасибо. Вы меня утвердили в том, о чем я смутно догадывался.

«Молодец этот Завр. Отчего это Дине взбрело в голову, что его нужно приструнить? Дьявольское наваждение? Радовалась бы, что нас двое у нее. А он — молодец. Станет настоящим святым».

— Хочу вам сказать, уважаемые коллеги, что о тех, кто сомневался в реальности существования ведьм и волшебства или кто осмеливался разоблачить обман, о тех говорили однозначно: «Находится под влиянием злого духа и заслуживает либо вечного заключения, либо смертной казни». И несомненно, мы можем не только догадываться, но и хорошо понять, в каком состоянии и в каком страхе жили прежде ученые, которые способны были постичь или хотя бы почувствовать всю глубину духовной пустоты и воинственного безумства…

— Интересно, как это Андрей сумел ящерку приручить. — И придет же такое в голову!

— А может, он — чудак с приветом, как говорит моя Светка.

— Додуматься только ящерку приручить. Циркач. И зачем ему этот институт. Приезжал бы ко мне домой, там у нас в яру ящериц таких на всю жизнь хватит.

Завр позвонил и стоял спокойно и сосредоточенно, будто пришел не домой, а по крайней мере на заседание.

Дина, бледная и испуганная, открыла ему. Но Завр не заметил ее состояния сразу. Похлопал жену по плечу и заговорил самодовольно:

— Можешь меня поздравить… А еще говорила, что из меня никуда не годный святой… Оказалось — прекрасный. Сегодня меня повысили в моей святости, моя дорогая.

«Последняя свинья этот Кверкус после этого. Будто я его не просила. Пообещал же… А теперь идиот мой вообще нос задерет…» — подумала было Дина, но вспомнила о снесенном яйце. — Ты ничего не замечаешь?

— Что ты говоришь, моя дорогая?

— Неужели не замечаешь, что я немного похудела?! — истерично закричала Дина.

Завр удивленно и испуганно молчал. Наконец сообразил, о чем Дина говорит.

— Где оно? Ты вызвала машину?

— Не ждать же, пока ты меня надоумишь!

— Где оно! Покажи мне! — Он нежно обнял ее длинную и красивую зеленоватую шею. — Ты не забыла подогреть песок?

— Как ты мне надоел своим занудством. Не забывай подогревать свои лапы перед сном. А о своем… нашем яйце я как-нибудь и сама позабочусь.

— Где оно?! Покажи! — ринулся Завр в свою комнату.

Дина рассмеялась ему вслед.

— Ты где ищешь? У себя в комнате? Уж не ты ли собирался снести яйцо?..

Завр нервно сбросил с ног обувь, заскочил в комнату Дины. Мягкий оранжевый свет от торшера падал на колыбельку с мелким (мельчайшим, какой только сумел достать Завр) песком, подогреваемым современнейшим устройством.

Завр долго, сосредоточенно, с гордым видом всматривался в очертания коричневого яйца в оранжевом нимбе. — Так говоришь, машину ты вызвала?

Дина промолчала, презрительно взглянув на Завра.

— А яйцо коричневое! — тщеславно изрек тот. — Ты, надеюсь, обратила внимание на это? Наше… мое яйцо — коричневое! И скорлупа, я уверен, достаточно толстая, прочная. Безусловно, из нашего маленького вырастет настоящий приспособленец.

— Американский писатель Юджин О`Нил утверждал, что человека, который стремится лишь к тому, что может быть осуществлено, следует наказывать исполнением его желаний. Вдумайтесь в эти слова, коллеги. Большинство из вас — будущие научные работники, самоотверженные и храбрые искатели нового, борцы за все новое, вы должны, обязаны жаждать и устремляться в фантастические дали, должны ставить перед собой заманчивые и прекрасные цели, и только тогда жизнь ваша станет по-настоящему насыщенной смыслом…

— Прочь оптимистов! Из-за них жизнь становится безнадежной штукой, — произнес как бы про себя, но достаточно громко лопоухий студент. — Это тоже сказал О`Нил.

— Да-да, уважаемый коллега, но в последний раз прошу вас не мешать мне, не разбрызгивайте свою эрудицию… Так на чем я остановился? Да, лишь тогда ваша жизнь станет по-настоящему насыщена смыслом и…

— Здорово он его отбрил! Говорит, не разбрызгивайте свою эрудицию. Вот моя Светка смеялась бы, услышав это.

Когда машина отъехала от дома, Дина долго еще стояла на балконе, всматриваясь в даль магистрали, где исчез санитарный транспорт.

— Заходи в комнату. Простудишься, — буркнул Завр и сам тут же понял, что мелет вздор, на улице тихо, безветренно, дышать нечем. И в ответ готов был услышать что-нибудь дерзкое, но Дина обернулась к нему с улыбкой, ласково положила руку на плечо и до удивления кротко заговорила:

— Заврик, вот и мое первое… наше первое яйцо. Ты скоро станешь отцом. Ты рад? Счастлив?

— Да, моя радость. Я очень счастлив. — Завр чувствовал, что в его голосе мало радостных ноток, и внутренне приготовился выслушать Динины упреки и оскорбления, но она сказала:

— Спасибо, Заврик… Я так рада. За нас рада.

— Жаль, что нам нельзя было поехать вместе, — в тон ей ответил Завр.

— Ты же святой. Теперь тебе все можно, — кротко заметила она. — Ты еще не привык… Но я не обижаюсь на тебя. Но только неприятно, что они так небрежно обращались с нашим яйцом, как с чем-то неодухотворенным.

— Они знают свое дело…

— Хочется верить, Заврик… Но не забывай, что ты уже святой… Ты должен позаботиться.

— Думаю, все будет хорошо. Нужно молиться.

— И все же обидно, они такие грубые, бесцеремонные и бездушные…

— Это их работа, моя дорогая, — рассудительно произнес Завр. — Это для тебя наше яйцо необычайно, а им все равно — твое или еще чье-то… Как ты себя чувствуешь?

— Прекрасно, Заврик. Пошли посмотрим телевизор, мы так давно не сидели вместе перед телевизором. Или, может, сначала поужинаем?

— Правда, хочется есть. — Сейчас будет твой любимый омлет.

— Действительно, любимый. У нас в роду все любили омлет — и мой отец, и дед. Ты такая красивая сейчас.

— Спасибо. Ты тоже красивый. Сегодня звонила моя мама. Она никак не может успокоиться, как это можно отдать собственное яйцо в инкубатор. Она говорит: «Я тебя сама в теплом песочке на берегу Тиры под солнышком переворачивала». Мама говорит, что я была прежде очень некрасивая, кривоногая и крикливая. А теперь посмотри, какие у меня стройные ноги.

— Угу, у тебя прекрасные ноги… Омлет сегодня малость недосолен. Конечно, мы и сами могли справиться, без инкубатора, но…

— И я то же самое говорила маме… В теплом песочке, под солнышком хорошо, а если песочек холодный? А она мне, представляешь, говорит — не вынашивай яйца зимой. Вот уж истинно — старый как малый. Я посмеялась. Мама, сказала ей, я сама разберусь, когда мне яйца вынашивать. Я свободное существо, в свободном мире. Инкубаторы — это прекрасно. Только дороговато, и обслуживание ужасное… Я не могу, Заврик, спокойно вспоминать ту морду… Как бы они не разбили его по дороге. В инкубаторе не должно случиться непредвиденного, и ты поезжай туда и скажи, кто ты есть. Непременно, Заврик. И я тоже должна привыкать, что ты у меня святой.

— Угу… У тебя красивая левая нога… Завтра же поеду и проконтролирую, чтобы все было хорошо… Я все сделаю, моя дорогая.

— Дорогие коллеги, Суейн считает, что 40–50 граммов алкалоидов — смертельная доза для динозавров, а такое количество их вполне могло оказаться в 200 килограммах ежедневного рациона. Танинов и алкалоидов не было в простейших и голосеменных растениях, которыми более ста пятидесяти миллионов лет питались динозавры…

— Позавчера мне Марек из педиатрического… Знаешь Марека?

— Нет.

— Рыжий такой задавала… Ну, тот, что меня как-то кретином обозвал на лекции по анатомии, куда я случайно попал…

— Нет, не знаю. — Так этот Марек позавчера приходил навестить Клима, с которым я в одной комнате живу. И, представляешь, бутылку кефира опрокинул на мою кровать. «Ах, прости! Ах, прости!». Я его по морде так съездил, сразу перестал извиняться...

— Зачем ты так… Что он тебе, товарищ? Какое ты имеешь право бить его?

Завр вышел из машины на углу Инкубаторского проспекта.

Специально не стал подъезжать к главному входу, хотел немного пройтись и успокоиться. Шагал важно, очень медленно, глубоко дыша прохладным осенним воздухом. Навстречу игривой походкой приближались две щеголевато одетые особы женского пола.

Завр даже остановился, но чтобы не выдать своей заинтересованности, начал рыться в карманах, глядя, однако, в лицо одной из незнакомок. А они громко разговаривали:

— Он, дурачок, ждал, что я ему скажу: «Дорогой мой, я так без тебя скучала. Я так ждала тебя». Вот обалдуй. А я ему отвечаю: «Хочешь со мной переспать — пожалуйста, но не думай, что я буду пузыри пускать от умиления».

Обе весело рассмеялись. Завр смущенно посмотрел м вслед, а потом с негодованием сплюнул.

«Хорошо, хоть у меня не такая бестия…»

У входа в тридцать седьмой инкубатор его встретил дежурный.

— Слушаю вас. Вы к кому?

Завр поначалу немного стушевался, потом расчувствовался, подумав про их с Диной яйцо, лежащее в инкубаторе, но быстро овладел собой, вспомнив, что он святой. Хотя и новоиспеченный, но святой, в новенькой черной рясе. Достал из кармана квитанцию, содержание которой знал наизусть, и, словно читая, сообщил важно:

— Наше яйцо номер 1331 было доставлено вам вчера вечером.

- Только вчера? — заученно ухмыльнулся дежурный. — Это слишком рано. Никаких сведений я вам пока ообщить не могу. Вон, посмотрите списки тех, кто вылупился вчера и позавчера. Но вас здесь нет и не может быть.

— Но я хочу переговорить с главой вашего учреждения.

— Да-да, безусловно. Пожалуйста, наденьте халат и рямо по коридору до тридцатого кабинета.

— Он тесный для меня. — Завр сорвал с себя халат, бросил его на пол.

Дежурный забежал в какую-то комнатку, выскочил с новым, еще не надеванным, халатом.

— Вот этот будет вам в самый раз. Пожалуйста.

— Спасибо, — буркнул сердито Завр и степенно прошествовал к начальству.

Небрежно толкнул дверь ногой, да так, что пришлось придержать ее, а не то саданула бы в стену, выдав тем самым пренебрежение Завра к такому важному учреждению, как тридцать седьмой инкубатор.

На его небрежное приветствие секретарша подняла удивленный взгляд, но тут же потупилась, увидев перед собой святого.

— Там свободно? — напыщенно спросил Завр, кивнув на следующую дверь.

— Да-да, пожалуйста. Дионизий ждет вас.

— Спасибо, — процедил сквозь зубы Завр, мысленно радуясь, что секретарша в страхе назвала имя руководителя. Одновременно проникая трепетным почтением к самому себе.

— Добрый день, я — Завр триста седьмой, — заявил громко, войдя в кабинет. И вдруг заметил, что он здесь один. За огромным столом никого не было.

Пройдя по инерции несколько шагов, остановился.

Мысленно выругался.

— Слушаю вас, — раздалось внезапно.

Завр вздрогнул, не сразу сообразив, откуда прозвучал голос. Оглянулся на двери. Никого. И вдруг боковым зрением заметил за столом фигуру. Быстро повернулся — точно, сидит тучный динозаврик, снисходительно и в то же время заискивающе улыбается.

— Слушаю вас, уважаемый, — проскрипел вновь.

— Наше яйцо номер 1331 было доставлено к вам вчера вечером…

— Как вы сказали? — испуганно переспросил глава инкубатора. — Какой, вы говорите, номер вашего яйца?

— Одна тысяча триста тридцать первое!

Схватив трубку, Дионизий суетливо набрал номер.

— Зоран, это ты? Как дела? Благодарю. Как там вчерашние… Я имею в виду то самое — сложное. Зайди ко мне сейчас. Да, отец этого яйца сидит у меня. Зоран, ты должен все это рассказать в его присутствии… Что?.. Должен! Мы ждем тебя!

Дионизий со скорбным видом положил трубку.

— Сейчас придет главный врач. Он очень грамотный специалист, просто виртуоз своего дела, и такой усердный в работе… И так любит нянчиться с яйцами…

— А омлет он, случаем, не любит? — спросил Завр, заподозрив что-то недоброе.

— Простите, но мы делаем все, что в наших силах… Но не всегда, поймите, мы не всемогущие… Бывают случаи, когда мы бессильны… Я понимаю, вам очень тяжело, это ваше яйцо, частица вашей души…

— Конкретнее! — прорычал Завр. — Что с ним? Что с моим сыном?

— К сожалению… — пролепетал Дионизий. — К сожалению… Вот сейчас придет главный врач, он доложит обо всем, что уже случилось.

— Что-о?

— Понимаете ли, скорлупа вашего уважаемого яйца… Одним словом… нет, я должен начать по порядку… Как только наши бригады привозят к нам яйца, специалисты сразу же приступают к работе, каждое яйцо проходит самый тщательный, квалифицированнейший индивидуальный осмотр… И вот, во время осмотра было выявлено, что ваше дитя, неживое. Нет, собственно, было еще живым, но… задыхалось. Скорлупа оказалась очень толстой, надежной, но слишком… Ребенок задыхался… Мы коллегиально решили делать операцию. Но, к сожалению…

— Было поздно? — проскрипел Завр.

— Да нет, поздно — не то слово… Вашему яйцу еще следовало дозревать и дозревать в нашем инкубаторе… А дитя задыхалось… Оболочка слишком крепкая, плотная… Мы пошли на операцию, но, поймите правильно, ваше яйцо было недозревшим… Все это сложно объяснить… Кто вы по профессии?

— Моя профессия вас не касается!

Дионизий понял, что следовало действовать как-то умнее, чтобы спасти собственную жизнь. Понял, что с самого начала сплоховал. Нужно было сразу заявить святому о его полном невежестве в вопросах медицины… И тогда бы инициатива была в собственных руках. Святых тоже можно обвести вокруг пальца и запугать… Но… Неужели поздно?

Завр подошел к телефону и набрал номер:

— Уважаемый Кверкус, рад, что застал вас на месте. Хочу посоветоваться. Наше яйцо, которое вчера снесла Дина… Короче, я вам звоню из инкубатора — ребенок задохнулся. Они, видите ли, были бессильны что-либо сделать… Что вы посоветуете?

— Советовать в таких ситуациях очень трудно, святой Завр. Но… Поступайте так, как вам подсказывает ваша святая совесть. Я вас поддержу во всех святых начинаниях.

— Спасибо, — произнес Завр и положил трубку.

Дионизий судорожно вытер пот со лба.

— Сейчас придет Зоран, он вам все объяснит… Примите мое искреннее сочувствие… В нашем учреждении работают только высококвалифицированные специалисты. Наше учреждение может гордиться…

— Могло гордиться…

— Как вы сказали? Что вы имеете в виду?

Завр вновь подошел к телефону.

— Нашу святую машину к тридцать седьмому инкубатору! Обеспечьте места для троих колдунов. Крайне опасных! Я жду. Пусть бригада поднимется в кабинет главы инкубатора.

В это время открылась дверь, на пороге появился врач Зоран. Дионизий посмотрел на него устало и равнодушно, спросил Завра:

— Кто же третий?

— Не волнуйтесь, его не трудно найти.

Сказав эти слова, Завр почувствовал, как уменьшился еще немного. Немного, но весьма заметно. От ощущения совершенства своего приспособления, от приятной истомы, разлившейся по всему телу, он даже глаза зажмурил.

— Мне хочется верить, уважаемые коллеги, что вы, будущие властелины человеческих душ и тел, поймете и узнаете больше того минимума, который предусмотрен программой нашего института.

Мне очень жаль, что время сегодняшней лекции заканчивается. Мы встретимся с вами в пятницу на третьей паре.

МАЛЕНЬКОЕ ЗЕЛЕНОЕ СУЩЕСТВО ЗАКРЫЛО МИНИАТЮРНУЮ ТЕТРАДКУ И, ДЕРЖА ЕЕ И МАЛЕНЬКИЙ КАРАНДАШИК В КРОШЕЧНОЙ ЛАДОНИ, ШМЫГНУЛО В ПОРТФЕЛЬ. НЕБОЛЬШАЯ ЯЩЕРКА ПИСАЛА ПОВЕСТЬ О ТОМ, КАКИМИ МОГУЩЕСТВЕННЫМИ БЫЛИ КОГДА-ТО ДИНОЗАВРЫ.

---

litresp.ru


Смотрите также