Book: Игла в яйце. Ваша. Игла в яйце


Book: Игла в яйце. Ваша.

Игла в яйце. Ваша.

* * *

На день рождения Мефистофель принес мне подарок.

Это было яйцо.

Куриное на вид.

Я взял его, покрутил в руке – оно оказалось пустым – удивленно поднял глаза:

– Выеденное?..

В позапрошлую пятницу он приходил с бутылкой коньяка, и когда последняя наполовину опустела, я жаловался, что часто чувствую себя выеденным яйцом. И вот, оно материализовалось.

– Выеденное? Да нет. В нем – игла, – подмигнул он лукаво, как никогда похожий на дьявола, похожий, невзирая на белый с иголочки костюм и невинно-розовую дикую гвоздичку в петлице.

– Игла? – оторопел я. – Иными словами моя жизнь?..

– Твоя жизнь? Нет, жизнь. Сломится игла – и одной душой станет в свете меньше.

– Не хочешь конкретизировать, чьей?

– Это незачем, – засмеялся, довольный собой.

Он любил озадачивать. И на этот раз озадачил на все сто.

* * *

Проснувшись в середине ночи, я вспомнил о подарке и, забыв о сне, занялся его исследованием.

Яйцо было слишком легким даже для выеденного, и потому казалось крайне хрупким, даже воображаемым. Я осторожно его потряс – внутри ничего не двинулось. Включил настольную лампу, посмотрел на просвет. И увидел иглу – она, таинственно-зловещая, располагалась под углом к продольной оси яйца.

Я осмотрел места соприкосновения концов иглы со скорлупой и никаких следов отверстия, сквозь которое ее могли поместить в сказочную обитель, не обнаружил.

Взял лупу – тоже ничего особенного. Все белым-бело, как положено, и рельеф штатный.

В исследовательском раже бросился к холодильнику, взял обычное яйцо, тридцать рублей десяток.

Проделал в нем дырочки. Маникюрными ножничками.

Выдул содержимое на блюдечко.

Сунул в дырочку обычную швейную иглу.

Пошел к лампе, посмотрел на просвет.

И ничего мало-мальски похожего на первостепенной портняжный инструмент внутри экспериментального яйца не увидел.

Заев опыт гоголь-моголем из его отходов, улегся в постель.

И задумался.

* * *

Мефистофель был моим другом, не раз выручал из неприятных ситуаций, причем весьма изящно выручал. И хорошо знал. В том числе и то, что к сорока годам я не то чтобы утратил интерес к жизни, но успел ее прожить, получив все, за исключением довольства, и потеряв все, за исключением жизни.

Биологической жизни. И вот, она конкретизировалась.

В образе иглы.

Конечно, всякий человек, получив такой подарок, как и я, поддался бы мнению, что она, это игла, символизирует хрупкость его жизни.

Личной.

Индивидуальной.

Жизни подвластной случаю, автомобильной аварии, инфекции, гибельному унынию, наконец.

Которая, прервавшись, окунет все в темноту. В том числе, и Вашужизнь.

Вашу жизнь… А может, он подарил мне именно ее? А что? С него станется. Ведь он – дьявол, и горазд на проделки, и премного горд, что Бог за эти самые штучки снисходительно называет его своей обезьяной?

Подарил Вашу Жизнь?!

Да, скорее всего, так. Проделки дьявола – это нечто. Он как-то рассказывал мне об одной, и я подумал, что она весьма напоминает комбинацию в шахматной партии, партии, разыгранной на доске площадью с континент.

– Несмотря, на то, что я был в ударе, она закончилась вничью, – горделиво сказал Мефистофель, вкратце обрисовав ее суть и собственные «дьявольски великолепные» выверты.

– Как я понимаю, ничья – это редкое для тебя достижение? – усмехнулся я кисло – было отчего.

– Да. Ведь играю с Богом, – развел он руками театрально.

– И каков общий счет партий?

– Тысяча двести двадцать три с половиной – три с половиной в его пользу. Еще три тысячи две партии играются, а две тысячи восемьсот сорок одна отложена.

* * *

Я представил, как они играют, двигая дредноутами и армиями, политиками и духовными лицами, Пугачевыми и Собчаками, играют, попадая в цейтнот, и в отчаянии или раже смахивая фигуры с доски.

– Не напрягайся, – сказал Мефистофель, прочитав мои мысли. – С вами, людьми, надо играть. Играть, чтобы вы хотели жить, чтобы у вас были герои, цели и ценности.

* * *

Вспомнив этот разговор, я многое понял (или придумал).

Этот дар мне – яйцо с иглой – ход в игре Мефистофеля с Богом.

Бог всегда играет белыми, и скорлупа, хрупкая, но спасительная оболочка – Его фигура. Да Его, ибо Бог хранит не силой, не твердостью, но спасительной идеей.

Игла – жизнь, прочная на вид, но некстати ломающаяся и имеющая пронзительный конец – фигура Мефистофеля. Фигура дьявола, вложенная в охранительную фигуру Бога.

Еще одна фигура – это я, потерявшийся в таком ясном и податливом мире..

Четвертая фигура – вы, если игла конкретизирует вашу жизнь. И еще миллионы таких, как мы.

* * *

Тут я закрыл глаза, и пришло видение. Я увидел лица ближних, умерших неожиданно, без всяких причин. Как будто кто-то взял и сломал их жизнь, сломал как иглу, ее овеществлявшую.

Затем я увидел лица людей, живущих беззащитно, навсегда потерявших веру в будущее, во все. Как будто кто-то смял, злобно щерясь, скорлупу их жизни, смял и бросил вместе с содержимым – иглой – на оживленную мостовую под колеса ломовых телег.

Затем я увидел вас.

Рентгеновским зрением увидел, как вы пробуете на прочность мою иглу. Почувствовал, как приятно вашим пальцам чувствовать власть.

Власть над моей иглой. Над моей жизнью.

* * *

Импульсивно я обернул лицо к рабочему столу. На нем, под горящей настольной лампой лежало злополучное яйцо.

Мне захотелось подойти, взять его, ощутить его хрупкость ладонью. Почувствовать превосходство.

Я не сделал это. Я посмотрел на вас.

* * *

…Во сне я увидел Мефистофеля, пришедшего на мой день рождения. Протягивая мне не яйцо, но полдюжины иголок, похожих на швейные, он говорил:

– Каждый человек, решившийся на зло, жертвует своей скорлупой, скорлупой хранившей его душу. Иными словами, жертвует игравшей за него Божьей фигурой. И игла, его личная игла-жизнь, душа, став незащищенной, в конечном счете, попадает ко мне. И становится моей фигурой. Вот тебе их несколько, поиграй с нами…

Я взял иглы, тронул острие одной. И тут же остро почувствовал, что она есть жизнь когда-то близкого человека, желавшего и желающего меня уничтожить, человека, благодаря ударам которого моя скорлупа, Божья скорлупа, треснула, и душа – ее содержимое – покинула ее, выпала иглой на мостовую.

– Тут и моя? – спросил я.

– Нет. Особенность этой партии в том, что в ней играют чужими иглами… У каждого игрока, а их миллиарды, во власти не своя, но чужая, чужие жизни, чужие души.

– Тогда я – пас. Я не играю чужими душами.

– Играешь. Еще как, – посмотрел он тягуче.

* * *

Проснувшись утром, я увидел на рабочем столе не яйцо, но полдюжины иголок. Через два часа этот рассказ был написан. Понимаю, он кажется малопонятным, но ведь это был сон.

Наш общий малопонятный вечный сон, в котором мы ломаем души ближних, а те ломают наши.

В этом, наверное, и суть – наши души нам не принадлежат.

e-reading.mobi

Игла в яйце. Ваша - Белов Руслан Альбертович

 

На день рождения Мефистофель принес мне подарок.

Это было яйцо.

Куриное на вид.

Я взял его, покрутил в руке – оно оказалось пустым – удивленно поднял глаза:

– Выеденное?..

В позапрошлую пятницу он приходил с бутылкой коньяка, и когда последняя наполовину опустела, я жаловался, что часто чувствую себя выеденным яйцом. И вот, оно материализовалось.

– Выеденное? Да нет. В нем – игла, – подмигнул он лукаво, как никогда похожий на дьявола, похожий, невзирая на белый с иголочки костюм и невинно-розовую дикую гвоздичку в петлице.

– Игла? – оторопел я. – Иными словами моя жизнь?..

– Твоя жизнь? Нет, жизнь. Сломится игла – и одной душой станет в свете меньше.

– Не хочешь конкретизировать, чьей?

– Это незачем, – засмеялся, довольный собой.

Он любил озадачивать. И на этот раз озадачил на все сто.

Проснувшись в середине ночи, я вспомнил о подарке и, забыв о сне, занялся его исследованием.

Яйцо было слишком легким даже для выеденного, и потому казалось крайне хрупким, даже воображаемым. Я осторожно его потряс – внутри ничего не двинулось. Включил настольную лампу, посмотрел на просвет. И увидел иглу – она, таинственно-зловещая, располагалась под углом к продольной оси яйца.

Я осмотрел места соприкосновения концов иглы со скорлупой и никаких следов отверстия, сквозь которое ее могли поместить в сказочную обитель, не обнаружил.

Взял лупу – тоже ничего особенного. Все белым-бело, как положено, и рельеф штатный.

В исследовательском раже бросился к холодильнику, взял обычное яйцо, тридцать рублей десяток.

Проделал в нем дырочки. Маникюрными ножничками.

Выдул содержимое на блюдечко.

Сунул в дырочку обычную швейную иглу.

Пошел к лампе, посмотрел на просвет.

И ничего мало-мальски похожего на первостепенной портняжный инструмент внутри экспериментального яйца не увидел.

Заев опыт гоголь-моголем из его отходов, улегся в постель.

И задумался.

Мефистофель был моим другом, не раз выручал из неприятных ситуаций, причем весьма изящно выручал. И хорошо знал. В том числе и то, что к сорока годам я не то чтобы утратил интерес к жизни, но успел ее прожить, получив все, за исключением довольства, и потеряв все, за исключением жизни.

Биологической жизни. И вот, она конкретизировалась.

В образе иглы.

Конечно, всякий человек, получив такой подарок, как и я, поддался бы мнению, что она, это игла, символизирует хрупкость его жизни.

Личной.

Индивидуальной.

Жизни подвластной случаю, автомобильной аварии, инфекции, гибельному унынию, наконец.

Которая, прервавшись, окунет все в темноту. В том числе, и Вашу жизнь.

Вашу жизнь… А может, он подарил мне именно ее? А что? С него станется. Ведь он – дьявол, и горазд на проделки, и премного горд, что Бог за эти самые штучки снисходительно называет его своей обезьяной?

Подарил Вашу Жизнь?!

Да, скорее всего, так. Проделки дьявола - это нечто. Он как-то рассказывал мне об одной, и я подумал, что она весьма напоминает комбинацию в шахматной партии, партии, разыгранной на доске площадью с континент.

– Несмотря, на то, что я был в ударе, она закончилась вничью, – горделиво сказал Мефистофель, вкратце обрисовав ее суть и собственные “дьявольски великолепные” выверты.

– Как я понимаю, ничья – это редкое для тебя достижение? – усмехнулся я кисло – было отчего.

– Да. Ведь играю с Богом, – развел он руками театрально.

– И каков общий счет партий?

– Тысяча двести двадцать три с половиной - три с половиной в его пользу. Еще три тысячи две партии играются, а две тысячи восемьсот сорок одна отложена.

Я представил, как они играют, двигая дредноутами и армиями, политиками и духовными лицами, Пугачевыми и Собчаками, играют, попадая в цейтнот, и в отчаянии или раже смахивая фигуры с доски.

– Не напрягайся, – сказал Мефистофель, прочитав мои мысли. – С вами, людьми, надо играть. Играть, чтобы вы хотели жить, чтобы у вас были герои, цели и ценности.

Вспомнив этот разговор, я многое понял (или придумал).

Этот дар мне – яйцо с иглой – ход в игре Мефистофеля с Богом.

Бог всегда играет белыми, и скорлупа, хрупкая, но спасительная оболочка – Его фигура. Да Его, ибо Бог хранит не силой, не твердостью, но спасительной идеей.

Игла - жизнь, прочная на вид, но некстати ломающаяся и имеющая пронзительный конец – фигура Мефистофеля. Фигура дьявола, вложенная в охранительную фигуру Бога.

Еще одна фигура – это я, потерявшийся в таком ясном и податливом мире..

Четвертая фигура – вы, если игла конкретизирует вашу жизнь. И еще миллионы таких, как мы.

Тут я закрыл глаза, и пришло видение. Я увидел лица ближних, умерших неожиданно, без всяких причин. Как будто кто-то взял и сломал их жизнь, сломал как иглу, ее овеществлявшую.

Затем я увидел лица людей, живущих беззащитно, навсегда потерявших веру в будущее, во все. Как будто кто-то смял, злобно щерясь, скорлупу их жизни, смял и бросил вместе с содержимым - иглой - на оживленную мостовую под колеса ломовых телег.

Затем я увидел вас.

Рентгеновским зрением увидел, как вы пробуете на прочность мою иглу. Почувствовал, как приятно вашим пальцам чувствовать власть.

Власть над моей иглой. Над моей жизнью.

Импульсивно я обернул лицо к рабочему столу. На нем, под горящей настольной лампой лежало злополучное яйцо.

Мне захотелось подойти, взять его, ощутить его хрупкость ладонью. Почувствовать превосходство.

Я не сделал это. Я посмотрел на вас.

…Во сне я увидел Мефистофеля, пришедшего на мой день рождения. Протягивая мне не яйцо, но полдюжины иголок, похожих на швейные, он говорил:

– Каждый человек, решившийся на зло, жертвует своей скорлупой, скорлупой хранившей его душу. Иными словами, жертвует игравшей за него Божьей фигурой. И игла, его личная игла-жизнь, душа, став незащищенной, в конечном счете, попадает ко мне. И становится моей фигурой. Вот тебе их несколько, поиграй с нами…

Я взял иглы, тронул острие одной. И тут же остро почувствовал, что она есть жизнь когда-то близкого человека, желавшего и желающего меня уничтожить, человека, благодаря ударам которого моя скорлупа, Божья скорлупа, треснула, и душа – ее содержимое – покинула ее, выпала иглой на мостовую.

– Тут и моя? – спросил я.

– Нет. Особенность этой партии в том, что в ней играют чужими иглами… У каждого игрока, а их миллиарды, во власти не своя, но чужая, чужие жизни, чужие души.

– Тогда я - пас. Я не играю чужими душами.

– Играешь. Еще как, – посмотрел он тягуче.

Проснувшись утром, я увидел на рабочем столе не яйцо, но полдюжины иголок. Через два часа этот рассказ был написан. Понимаю, он кажется малопонятным, но ведь это был сон.

Наш общий малопонятный вечный сон, в котором мы ломаем души ближних, а те ломают наши.

В этом, наверное, и суть - наши души всегда кому-то принадлежат.

Но не нам.

escalibro.com

Читать книгу Игла в яйце. Ваша. Руслана Белова : онлайн чтение

Руслан БеловИгла в яйце. Ваша.

* * *

На день рождения Мефистофель принес мне подарок.

Это было яйцо.

Куриное на вид.

Я взял его, покрутил в руке – оно оказалось пустым – удивленно поднял глаза:

– Выеденное?..

В позапрошлую пятницу он приходил с бутылкой коньяка, и когда последняя наполовину опустела, я жаловался, что часто чувствую себя выеденным яйцом. И вот, оно материализовалось.

– Выеденное? Да нет. В нем – игла, – подмигнул он лукаво, как никогда похожий на дьявола, похожий, невзирая на белый с иголочки костюм и невинно-розовую дикую гвоздичку в петлице.

– Игла? – оторопел я. – Иными словами моя жизнь?..

– Твоя жизнь? Нет, жизнь. Сломится игла – и одной душой станет в свете меньше.

– Не хочешь конкретизировать, чьей?

– Это незачем, – засмеялся, довольный собой.

Он любил озадачивать. И на этот раз озадачил на все сто.

* * *

Проснувшись в середине ночи, я вспомнил о подарке и, забыв о сне, занялся его исследованием.

Яйцо было слишком легким даже для выеденного, и потому казалось крайне хрупким, даже воображаемым. Я осторожно его потряс – внутри ничего не двинулось. Включил настольную лампу, посмотрел на просвет. И увидел иглу – она, таинственно-зловещая, располагалась под углом к продольной оси яйца.

Я осмотрел места соприкосновения концов иглы со скорлупой и никаких следов отверстия, сквозь которое ее могли поместить в сказочную обитель, не обнаружил.

Взял лупу – тоже ничего особенного. Все белым-бело, как положено, и рельеф штатный.

В исследовательском раже бросился к холодильнику, взял обычное яйцо, тридцать рублей десяток.

Проделал в нем дырочки. Маникюрными ножничками.

Выдул содержимое на блюдечко.

Сунул в дырочку обычную швейную иглу.

Пошел к лампе, посмотрел на просвет.

И ничего мало-мальски похожего на первостепенной портняжный инструмент внутри экспериментального яйца не увидел.

Заев опыт гоголь-моголем из его отходов, улегся в постель.

И задумался.

* * *

Мефистофель был моим другом, не раз выручал из неприятных ситуаций, причем весьма изящно выручал. И хорошо знал. В том числе и то, что к сорока годам я не то чтобы утратил интерес к жизни, но успел ее прожить, получив все, за исключением довольства, и потеряв все, за исключением жизни.

Биологической жизни. И вот, она конкретизировалась.

В образе иглы.

Конечно, всякий человек, получив такой подарок, как и я, поддался бы мнению, что она, это игла, символизирует хрупкость его жизни.

Личной.

Индивидуальной.

Жизни подвластной случаю, автомобильной аварии, инфекции, гибельному унынию, наконец.

Которая, прервавшись, окунет все в темноту. В том числе, и Вашужизнь.

Вашу жизнь… А может, он подарил мне именно ее? А что? С него станется. Ведь он – дьявол, и горазд на проделки, и премного горд, что Бог за эти самые штучки снисходительно называет его своей обезьяной?

Подарил Вашу Жизнь?!

Да, скорее всего, так. Проделки дьявола – это нечто. Он как-то рассказывал мне об одной, и я подумал, что она весьма напоминает комбинацию в шахматной партии, партии, разыгранной на доске площадью с континент.

– Несмотря, на то, что я был в ударе, она закончилась вничью, – горделиво сказал Мефистофель, вкратце обрисовав ее суть и собственные «дьявольски великолепные» выверты.

– Как я понимаю, ничья – это редкое для тебя достижение? – усмехнулся я кисло – было отчего.

– Да. Ведь играю с Богом, – развел он руками театрально.

– И каков общий счет партий?

– Тысяча двести двадцать три с половиной – три с половиной в его пользу. Еще три тысячи две партии играются, а две тысячи восемьсот сорок одна отложена.

* * *

Я представил, как они играют, двигая дредноутами и армиями, политиками и духовными лицами, Пугачевыми и Собчаками, играют, попадая в цейтнот, и в отчаянии или раже смахивая фигуры с доски.

– Не напрягайся, – сказал Мефистофель, прочитав мои мысли. – С вами, людьми, надо играть. Играть, чтобы вы хотели жить, чтобы у вас были герои, цели и ценности.

* * *

Вспомнив этот разговор, я многое понял (или придумал).

Этот дар мне – яйцо с иглой – ход в игре Мефистофеля с Богом.

Бог всегда играет белыми, и скорлупа, хрупкая, но спасительная оболочка – Его фигура. Да Его, ибо Бог хранит не силой, не твердостью, но спасительной идеей.

Игла – жизнь, прочная на вид, но некстати ломающаяся и имеющая пронзительный конец – фигура Мефистофеля. Фигура дьявола, вложенная в охранительную фигуру Бога.

Еще одна фигура – это я, потерявшийся в таком ясном и податливом мире..

Четвертая фигура – вы, если игла конкретизирует вашу жизнь. И еще миллионы таких, как мы.

* * *

Тут я закрыл глаза, и пришло видение. Я увидел лица ближних, умерших неожиданно, без всяких причин. Как будто кто-то взял и сломал их жизнь, сломал как иглу, ее овеществлявшую.

Затем я увидел лица людей, живущих беззащитно, навсегда потерявших веру в будущее, во все. Как будто кто-то смял, злобно щерясь, скорлупу их жизни, смял и бросил вместе с содержимым – иглой – на оживленную мостовую под колеса ломовых телег.

Затем я увидел вас.

Рентгеновским зрением увидел, как вы пробуете на прочность мою иглу. Почувствовал, как приятно вашим пальцам чувствовать власть.

Власть над моей иглой. Над моей жизнью.

* * *

Импульсивно я обернул лицо к рабочему столу. На нем, под горящей настольной лампой лежало злополучное яйцо.

Мне захотелось подойти, взять его, ощутить его хрупкость ладонью. Почувствовать превосходство.

Я не сделал это. Я посмотрел на вас.

* * *

…Во сне я увидел Мефистофеля, пришедшего на мой день рождения. Протягивая мне не яйцо, но полдюжины иголок, похожих на швейные, он говорил:

– Каждый человек, решившийся на зло, жертвует своей скорлупой, скорлупой хранившей его душу. Иными словами, жертвует игравшей за него Божьей фигурой. И игла, его личная игла-жизнь, душа, став незащищенной, в конечном счете, попадает ко мне. И становится моей фигурой. Вот тебе их несколько, поиграй с нами…

Я взял иглы, тронул острие одной. И тут же остро почувствовал, что она есть жизнь когда-то близкого человека, желавшего и желающего меня уничтожить, человека, благодаря ударам которого моя скорлупа, Божья скорлупа, треснула, и душа – ее содержимое – покинула ее, выпала иглой на мостовую.

– Тут и моя? – спросил я.

– Нет. Особенность этой партии в том, что в ней играют чужими иглами… У каждого игрока, а их миллиарды, во власти не своя, но чужая, чужие жизни, чужие души.

– Тогда я – пас. Я не играю чужими душами.

– Играешь. Еще как, – посмотрел он тягуче.

* * *

Проснувшись утром, я увидел на рабочем столе не яйцо, но полдюжины иголок. Через два часа этот рассказ был написан. Понимаю, он кажется малопонятным, но ведь это был сон.

Наш общий малопонятный вечный сон, в котором мы ломаем души ближних, а те ломают наши.

В этом, наверное, и суть – наши души нам не принадлежат.

iknigi.net

Book: Игла в яйце. Ваша.

Игла в яйце. Ваша.

* * *

На день рождения Мефистофель принес мне подарок.

Это было яйцо.

Куриное на вид.

Я взял его, покрутил в руке – оно оказалось пустым – удивленно поднял глаза:

– Выеденное?..

В позапрошлую пятницу он приходил с бутылкой коньяка, и когда последняя наполовину опустела, я жаловался, что часто чувствую себя выеденным яйцом. И вот, оно материализовалось.

– Выеденное? Да нет. В нем – игла, – подмигнул он лукаво, как никогда похожий на дьявола, похожий, невзирая на белый с иголочки костюм и невинно-розовую дикую гвоздичку в петлице.

– Игла? – оторопел я. – Иными словами моя жизнь?..

– Твоя жизнь? Нет, жизнь. Сломится игла – и одной душой станет в свете меньше.

– Не хочешь конкретизировать, чьей?

– Это незачем, – засмеялся, довольный собой.

Он любил озадачивать. И на этот раз озадачил на все сто.

* * *

Проснувшись в середине ночи, я вспомнил о подарке и, забыв о сне, занялся его исследованием.

Яйцо было слишком легким даже для выеденного, и потому казалось крайне хрупким, даже воображаемым. Я осторожно его потряс – внутри ничего не двинулось. Включил настольную лампу, посмотрел на просвет. И увидел иглу – она, таинственно-зловещая, располагалась под углом к продольной оси яйца.

Я осмотрел места соприкосновения концов иглы со скорлупой и никаких следов отверстия, сквозь которое ее могли поместить в сказочную обитель, не обнаружил.

Взял лупу – тоже ничего особенного. Все белым-бело, как положено, и рельеф штатный.

В исследовательском раже бросился к холодильнику, взял обычное яйцо, тридцать рублей десяток.

Проделал в нем дырочки. Маникюрными ножничками.

Выдул содержимое на блюдечко.

Сунул в дырочку обычную швейную иглу.

Пошел к лампе, посмотрел на просвет.

И ничего мало-мальски похожего на первостепенной портняжный инструмент внутри экспериментального яйца не увидел.

Заев опыт гоголь-моголем из его отходов, улегся в постель.

И задумался.

* * *

Мефистофель был моим другом, не раз выручал из неприятных ситуаций, причем весьма изящно выручал. И хорошо знал. В том числе и то, что к сорока годам я не то чтобы утратил интерес к жизни, но успел ее прожить, получив все, за исключением довольства, и потеряв все, за исключением жизни.

Биологической жизни. И вот, она конкретизировалась.

В образе иглы.

Конечно, всякий человек, получив такой подарок, как и я, поддался бы мнению, что она, это игла, символизирует хрупкость его жизни.

Личной.

Индивидуальной.

Жизни подвластной случаю, автомобильной аварии, инфекции, гибельному унынию, наконец.

Которая, прервавшись, окунет все в темноту. В том числе, и Вашужизнь.

Вашу жизнь… А может, он подарил мне именно ее? А что? С него станется. Ведь он – дьявол, и горазд на проделки, и премного горд, что Бог за эти самые штучки снисходительно называет его своей обезьяной?

Подарил Вашу Жизнь?!

Да, скорее всего, так. Проделки дьявола – это нечто. Он как-то рассказывал мне об одной, и я подумал, что она весьма напоминает комбинацию в шахматной партии, партии, разыгранной на доске площадью с континент.

– Несмотря, на то, что я был в ударе, она закончилась вничью, – горделиво сказал Мефистофель, вкратце обрисовав ее суть и собственные «дьявольски великолепные» выверты.

– Как я понимаю, ничья – это редкое для тебя достижение? – усмехнулся я кисло – было отчего.

– Да. Ведь играю с Богом, – развел он руками театрально.

– И каков общий счет партий?

– Тысяча двести двадцать три с половиной – три с половиной в его пользу. Еще три тысячи две партии играются, а две тысячи восемьсот сорок одна отложена.

* * *

Я представил, как они играют, двигая дредноутами и армиями, политиками и духовными лицами, Пугачевыми и Собчаками, играют, попадая в цейтнот, и в отчаянии или раже смахивая фигуры с доски.

– Не напрягайся, – сказал Мефистофель, прочитав мои мысли. – С вами, людьми, надо играть. Играть, чтобы вы хотели жить, чтобы у вас были герои, цели и ценности.

* * *

Вспомнив этот разговор, я многое понял (или придумал).

Этот дар мне – яйцо с иглой – ход в игре Мефистофеля с Богом.

Бог всегда играет белыми, и скорлупа, хрупкая, но спасительная оболочка – Его фигура. Да Его, ибо Бог хранит не силой, не твердостью, но спасительной идеей.

Игла – жизнь, прочная на вид, но некстати ломающаяся и имеющая пронзительный конец – фигура Мефистофеля. Фигура дьявола, вложенная в охранительную фигуру Бога.

Еще одна фигура – это я, потерявшийся в таком ясном и податливом мире..

Четвертая фигура – вы, если игла конкретизирует вашу жизнь. И еще миллионы таких, как мы.

* * *

Тут я закрыл глаза, и пришло видение. Я увидел лица ближних, умерших неожиданно, без всяких причин. Как будто кто-то взял и сломал их жизнь, сломал как иглу, ее овеществлявшую.

Затем я увидел лица людей, живущих беззащитно, навсегда потерявших веру в будущее, во все. Как будто кто-то смял, злобно щерясь, скорлупу их жизни, смял и бросил вместе с содержимым – иглой – на оживленную мостовую под колеса ломовых телег.

Затем я увидел вас.

Рентгеновским зрением увидел, как вы пробуете на прочность мою иглу. Почувствовал, как приятно вашим пальцам чувствовать власть.

Власть над моей иглой. Над моей жизнью.

* * *

Импульсивно я обернул лицо к рабочему столу. На нем, под горящей настольной лампой лежало злополучное яйцо.

Мне захотелось подойти, взять его, ощутить его хрупкость ладонью. Почувствовать превосходство.

Я не сделал это. Я посмотрел на вас.

* * *

…Во сне я увидел Мефистофеля, пришедшего на мой день рождения. Протягивая мне не яйцо, но полдюжины иголок, похожих на швейные, он говорил:

– Каждый человек, решившийся на зло, жертвует своей скорлупой, скорлупой хранившей его душу. Иными словами, жертвует игравшей за него Божьей фигурой. И игла, его личная игла-жизнь, душа, став незащищенной, в конечном счете, попадает ко мне. И становится моей фигурой. Вот тебе их несколько, поиграй с нами…

Я взял иглы, тронул острие одной. И тут же остро почувствовал, что она есть жизнь когда-то близкого человека, желавшего и желающего меня уничтожить, человека, благодаря ударам которого моя скорлупа, Божья скорлупа, треснула, и душа – ее содержимое – покинула ее, выпала иглой на мостовую.

– Тут и моя? – спросил я.

– Нет. Особенность этой партии в том, что в ней играют чужими иглами… У каждого игрока, а их миллиарды, во власти не своя, но чужая, чужие жизни, чужие души.

– Тогда я – пас. Я не играю чужими душами.

– Играешь. Еще как, – посмотрел он тягуче.

* * *

Проснувшись утром, я увидел на рабочем столе не яйцо, но полдюжины иголок. Через два часа этот рассказ был написан. Понимаю, он кажется малопонятным, но ведь это был сон.

Наш общий малопонятный вечный сон, в котором мы ломаем души ближних, а те ломают наши.

В этом, наверное, и суть – наши души нам не принадлежат.

www.e-reading.club

Сонник Игла в яйце. К чему снится Игла в яйце видеть во сне

Общеизвестно, что яйцо является символом зарождения жизни, обладает силой возрождения и обновления.

В сновидениях этот символ может иметь несколько значений и толкований. По древним преданиям колдуны и маги, чьи действия были связаны с нечистой силой съедали яйцо в скорлупе, чтобы удвоить свои силы.

Наверное, Вы помните, что сказочный злодей Кощей-Бессмертный хранил свою жизнь в яйце. В некоторых случаях яйцо символизирует бессмертие, долголетие, бесконечность. Обычай красить и есть яйца до сих пор пользуется большой популярностью.

Народная мудрость хранит много поговорок и пословиц, связанных с этим символом. Про пустое и незначительное дело говорили: «Выеденного яйца не стоит». В другом случае яйцо считалось символом младенчества.

Про заласканного и избалованного ребенка говорили: «Засиженное яйцо всегда болтун». Считалось, что от такого человека не стоит ждать никаких серьезных поступков.

Если во сне Вы едите яйцо – это значит, что наяву Вы уделяете слишком много внимания пустому и ненужному делу.

Сон, в котором Вы уронили и разбили яйцо, – означает, что своими неосторожными действиями Вы можете разрушить свое собственное счастье.

Видеть во сне разбитые яичные скорлупки – знак того, что Вам необходимо заняться своим здоровьем.

Увидеть во сне, как Вы собираете яйца в гнездах, – означает, что в Вашей жизни наступят существенные перемены к лучшему.

Если Вы увидели во сне, как Вы сами высиживаете яйца, – значит кто-то из близких Вам людей будет нуждаться в Вашем внимании и помощи.

Сон, в котором Вы угощаете кого-нибудь блюдом из яиц, – указывает на то, что в Вашей жизни появится человек, который перевернет всю Вашу жизнь.

Увидеть во сне тухлые яйца – дурной знак.

Видеть во сне двухжелтковое яйцо – означает двойственную ситуацию.

Если во сне Вы пытаетесь приготовить яичницу, а из разбитого яйца вылезает живой цыпленок, – это знак того, что Вы неразумно используете свой шанс.

Увидеть во сне огромную гору яиц – к благополучию.

Сон, в котором Вы увидели, как змея пожирает яйцо, – означает зло и болезни.

Увидеть во сне, как щука высиживает яйца, – знак того, что Вы излишне увлечены своими фантазиями, которые заменяют Вам реальную жизнь.

Сон, в котором Вы ждете когда же наконец из яиц вылупится цыпленок, – означает, что Вы слишком увлечены тем, что давно уже в прошлом. Об этом говорят: «Это насиженные яйца».

Если во сне Вы пытаетесь разбить и очистить скорлупку яйца – наяву Вам придется быть осторожнее. Вас попытаются обмануть и ввести в значительные денежные расходы. В народе говорят: «Облупили, как яичко».

www.sunhome.ru


Смотрите также