ЕГЭ. Литература . Булгаков М. « Роковые яйца» . Характеристика героев. Анализ роковые яйца


Анализ повести «Роковые яйца» Булгакова М.А.

«Роковые яйца», написанные, по словам М. Горького, «остроумно и ловко», не были просто, как могло бы показаться, едкой сатирой на советское общество эпохи нэпа. Булгаков делает здесь попытку поставите, художественный диагноз последствиям гигантского эксперимента, который проделан над «прогрессивной частью человечества». В частности, речь идет о непредсказуемости вторжения разума, науки в бесконечный мир природы и самого человеческого естества. Ho не о том ли говорил чуть раньше Булгакова, в стихотворении «Загадка Сфинкса» (1922), умудренный Валерий Брюсов?

Об иных вселенных молча гласят нам Мировые войны под микроскопами.

Ho мы меж ними — в лесу лосята,И легче мыслям сидеть под окнами...Все в той же клетке морская свинка,Все тот же опыт с курами, с гадами...Ho пред Эдипом разгадка Сфинкса,Простые числа не все разгаданы.

Именно опыт «с курами, с гадами», когда под чудодейственным красным лучом, случайно открытым профессором Персиковым, вместо слоноподобных бройлеров оживают гигантские рептилии, позволяет Булгакову показать, куда ведет дорога, вымощенная самыми благими намерениями. По сути дела результатом открытия профессора Персикова становится (говоря словами Андрея Платонова) лишь «повреждение природы». Однако что же это за открытие?

«В красной полосе, а потом и во всем диске стало тесно, и началась неизбежная борьба. Вновь рожденные яростно набрасывались друг на друга и рвали в клочья и глотали. Среди рожденных лежали трупы погибших в борьбе за существование. Побеждали лучшие и сильные. И эти лучшие были ужасны. Во-первых, они объемом приблизительно в два раза превышали обыкновенных амеб, а во-вторых, отличались какою-то особенной злобой и резвостью».

Красный луч, открытый Персиковым, — это некий символ, многократно повторяющийся, скажем, в названиях советских журналов и газет («Красный огонек», «Красный перец», «Красный журнал», «Красный прожектор», «Красная вечерняя Москва» и даже орган ГПУ «Красный ворон»), сотрудники которых рвутся прославить подвиг профессора, в имени совхоза, где должен быть произведен решающий эксперимент. Булгаков попутно пародирует тут учение марксизма, которое, едва коснувшись чего-то живого, немедленно вызывает в нем кипение классовой борьбы, «злобу и резвость». Эксперимент был обречен изначально и лопнул по воле предопределенности, рока, который в повести персонифицировался в лице коммуниста-подвижника и директора совхоза «Красный луч» Рокка. Красной армии надлежит вступить в смертельную схватку с ползущими на Москву гадами.

«— Мать... мать... — перекатывалось по рядам. Папиросы пачками прыгали в освещенном ночном воздухе, и белые зубы скалились на ошалевших людей с коней. По рядам разливалось глухое и щиплющее сердце пение:

...Ни туз, ни дама, ни валет,Побьем мы гадов без сомненья,Четыре сбоку — ваших нет...

Гудящие раскаты „ура“ выплывали над всей этой кашей, потому что пронесся слух, что впереди шеренг на лошади, в таком же малиновом башлыке, как и все всадники, едет ставший легендарным 10 лет назад, постаревший и поседевший командир конной громады».

Сколько соли и скрытой ярости в этом описании, безусловно возвращающем Булгакова к мучительным воспоминаниям о проигранной Гражданской войне и ее победителях! Мимоходом он — неслыханная в тех условиях дерзость! — ядовито издевается над святая святых — гимном мирового пролетариата «Интернационалом», с его «Никто не даст нам избавленья, ни Бог, ни царь и ни герой...». Завершается эта повесть-памфлет ударом внезапного, среди лета, мороза, от которого околевают гады, и гибелью профессора Персикова, вместе с которым потерян, навсегда угас и красный луч.

lit-helper.com

Анализ повести «Роковые яйца» Булгакова М.А.

 

Анализ повести

«Роковые яйца» Булгакова М.А.

 

 

«Роковые яйца», написанные, по словам М. Горького, «остроумно и ловко», не были просто, как могло бы показаться, едкой сатирой на советское общество эпохи нэпа. Булгаков делает здесь попытку поставите, художественный диагноз последствиям гигантского эксперимента, который проделан над «прогрессивной частью человечества». В частности, речь идет о непредсказуемости вторжения разума, науки в бесконечный мир природы и самого человеческого естества. Ho не о том ли говорил чуть раньше Булгакова, в стихотворении «Загадка Сфинкса» (1922), умудренный Валерий Брюсов?

 

Об иных вселенных молча гласят нам Мировые войны под микроскопами.

 

Ho мы меж ними — в лесу лосята,

И легче мыслям сидеть под окнами...

Все в той же клетке морская свинка,

Все тот же опыт с курами, с гадами...

Ho пред Эдипом разгадка Сфинкса,

Простые числа не все разгаданы.

 

Именно опыт «с курами, с гадами», когда под чудодейственным красным лучом, случайно открытым профессором Персиковым, вместо слоноподобных бройлеров оживают гигантские рептилии, позволяет Булгакову показать, куда ведет дорога, вымощенная самыми благими намерениями. По сути дела результатом открытия профессора Персикова становится (говоря словами Андрея Платонова) лишь «повреждение природы». Однако что же это за открытие?

 

«В красной полосе, а потом и во всем диске стало тесно, и началась неизбежная борьба. Вновь рожденные яростно набрасывались друг на друга и рвали в клочья и глотали. Среди рожденных лежали трупы погибших в борьбе за существование. Побеждали лучшие и сильные. И эти лучшие были ужасны. Во-первых, они объемом приблизительно в два раза превышали обыкновенных амеб, а во-вторых, отличались какою-то особенной злобой и резвостью».

 

Красный луч, открытый Персиковым, — это некий символ, многократно повторяющийся, скажем, в названиях советских журналов и газет («Красный огонек», «Красный перец», «Красный журнал», «Красный прожектор», «Красная вечерняя Москва» и даже орган ГПУ «Красный ворон»), сотрудники которых рвутся прославить подвиг профессора, в имени совхоза, где должен быть произведен решающий эксперимент. Булгаков попутно пародирует тут учение марксизма, которое, едва коснувшись чего-то живого, немедленно вызывает в нем кипение классовой борьбы, «злобу и резвость». Эксперимент был обречен изначально и лопнул по воле предопределенности, рока, который в повести персонифицировался в лице коммуниста-подвижника и директора совхоза «Красный луч» Рокка. Красной армии надлежит вступить в смертельную схватку с ползущими на Москву гадами.

 

«— Мать... мать... — перекатывалось по рядам. Папиросы пачками прыгали в освещенном ночном воздухе, и белые зубы скалились на ошалевших людей с коней. По рядам разливалось глухое и щиплющее сердце пение:

 

...Ни туз, ни дама, ни валет,

Побьем мы гадов без сомненья,

Четыре сбоку — ваших нет...

 

Гудящие раскаты „ура“ выплывали над всей этой кашей, потому что пронесся слух, что впереди шеренг на лошади, в таком же малиновом башлыке, как и все всадники, едет ставший легендарным 10 лет назад, постаревший и поседевший командир конной громады».

 

Сколько соли и скрытой ярости в этом описании, безусловно возвращающем Булгакова к мучительным воспоминаниям о проигранной Гражданской войне и ее победителях! Мимоходом он — неслыханная в тех условиях дерзость! — ядовито издевается над святая святых — гимном мирового пролетариата «Интернационалом», с его «Никто не даст нам избавленья, ни Бог, ни царь и ни герой...». Завершается эта повесть-памфлет ударом внезапного, среди лета, мороза, от которого околевают гады, и гибелью профессора Персикова, вместе с которым потерян, навсегда угас и красный луч.

libaid.ru

Повесть «Роковые яйца» проблема нравственной ответственности

Повесть «Роковые яйца» была написана в 1924 г. Публикация ее в 1925 г. вызвала широкий резонанс в критике и писательс­ких кругах — от восторгов до политических обвинений в адрес писателя. Вот как об этом писал А. Воронский: «Роковые яйца» Булгакова — вещь необычайно талантливая и острая — вызвала ряд ожесточенных нападок. Булгакова окрестили контрреволю­ционером, белогвардейцем и т. п., и окрестили, на наш взгляд, напрасно… Писатель написал памфлет о том, как из хорошей идеи получается отвратительная чепуха, когда эта идея попада­ет в голову отважному, но невежественному человеку».

В повести «Роковые яйца» рассказывается о том, как про­фессор зоологии Персиков открыл «луч жизни», который спо­собствует ускорению созревания и размножения живых су­ществ. В это же время в стране начинался куриный мор, уг­рожающий голодом населению. И, конечно, в открытии профессора Персикова видится спасение. Использовать это от­крытие на практике берется некий Александр Семенович Рокк, человек в кожаной двубортной куртке и с огромным старой конструкции пистолетом в желтой кобуре на боку. Рокк представился профессору как заведующий показательным со­вхозом «Красный луч», который намерен производить при по­мощи открытия опыты с куриными яйцами. Несмотря на про­тесты Персикова, ссылающегося на непроверенность опыта, на непредсказуемость последствий, Рокку при помощи бумаги из Кремля удается забрать его открытие. На что Персиков только и мог сказать: «Я умываю руки» (потом подобным об­разом будет вести себя Пилат при решении участи Иешуа в «Мастере и Маргарите».) Здесь встает вопрос о нравственной ответственности ученого.

Булгаков в понимании этой проблемы близок к Достоевс­кому. Достоевский считал, что человек несет ответственность не только за свои действия, но даже за свои мысли и их по­следствия. Самая известная и сжатая версия этой идеи — в романе «Братья Карамазовы». В третьем свидании с Иваном Федоровичем Карамазовым Смердяков говорит: «…Вы вино­ваты во всем-с, ибо про убийство вы знали-с, а мне поручили-с, а сами, все знамши, уехали. Поэтому и хочу вам в сей вечер это в глаза доказать, что главный убивец во всем здесь единый вы-с, а я только самый не главный, хоть это я и убил…» Смысл разговора в том, что хотя Иван Федорович сам не совершал преступления, но именно он подал Смер­дякову философскую идею: «Если Бога нет, то все разреше­но». Поэтому вина в убийстве лежит на Иване Карамазове.

Здесь искали:
  • роковые яйца анализ
  • роковые яйца проблематика
  • роковые яйца проблемы

sochineniye.ru

ЕГЭ. Литература Все темы в одном произведении Булгаков М. А. «Роковые яйца»

Проблема ответственности учёных за свои изобретения.

В центре повести – изображение непредсказуемых результатов научных исследований, вторжение человека  в естественный процесс развития живых организмов.

Разум людей способен на многое, но стремление нарушить законы природы  не всегда может иметь позитивные последствия.

Красный луч, созданный профессором Персиковым, искусственно вызывает значительный рост живых существ, в частности, по задумке учёного и властей, кур, чтобы увеличить количество мяса, накормить страну. Однако последствия ужасные — попав в руки несведущих в науке представителей власти, этот  луч привёл к трагедии — выросли до огромных размеров змеи и другие « гады». Появилась настоящая угроза людям.

Кажется, намерения были благие. Но привели они к катастрофе. Почему? Ответов много: и бюрократизм в обществе, когда учёного буквально подгоняют выполнят заказ общества, не дав времени провести необходимую проверку открытия,  а затем просто самостоятельно изымают прибор, не прошедший ещё окончательной разработки; и непродуманность учёным результатов эксперимента, его последствий для общества. Всё это, соединившись воедино, и привело к трагедии, когда разрослись  до огромных размеров рептилии, а не куры.

 

Поражает и то, как вырастали бы эти куры. Ведь эксперимент на амёбах показал, что этот процесс роста шёл одновременно с убийством себе подобных. Злоба, агрессия царят среди подопытных: «В красной полосе, а потом и во всем диске стало тесно, и началась неизбежная борьба. Вновь рожденные яростно набрасывались друг на друга и рвали в клочья и глотали. Среди рожденных лежали трупы погибших в борьбе за существование. Побеждали лучшие и сильные. И эти лучшие были ужасны. Во-первых, они объемом приблизительно в два раза превышали обыкновенных амеб, а во-вторых, отличались какою-то особенной злобой и резвостью».

 

Сколько в этих словах обеспокоенности  автора о будущем науки в  обществе, в котором в самом  столько злобы и агрессии, когда  учёный зависит от власти,  нет свободы творчества, действий, всё находится под контролем и нажимом.

В таком несвободном обществе научные открытия могут привести к печальным последствиям, потому что приказы отдают люди, далёкие от науки, не видящие перспектив того или иного открытия, той или иной техники.

 

Прочитав повесть, читатели приходят к выводам и об ответственности учёных за свои изобретения, и о недопустимости засилья бюрократизма в такой области, как наука. Каждый шаг должен быть продуман. И  учёные, и общество в ответе, за то, что создаётся и применяется, какая техника изобретается.

literatura-ege.ru

«эксперимент в повестях м. А. Булгакова «роковые яйца»

РЕФЕРАТ

«ЭКСПЕРИМЕНТ В ПОВЕСТЯХ М.А.БУЛГАКОВА «РОКОВЫЕ ЯЙЦА» И «СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ»

СОДЕРЖАНИЕ

Стр

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………… 2

1.Быт и время создания повестей «Роковые яйца» и «Собачье сердце»……. 3

2.Эксперимент профессора Персикова в повести «Роковые яйца»…………. 5

3.Эксперимент профессора Преображенского и его последствия в повести «Собачье сердце»………………………………………………………………. 8

4.Уроки, извлеченные из анализа произведений «Роковые яйца» и «Собачье сердце»………………………………………………………………………….. 12

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………… 13

Список использованных источников…………………………………………. 14

ВВЕДЕНИЕ

Творчество Булгакова - вершинное явление русской художест­венной культуры двадцатого века. Творчество Булгакова многообразно. Но особое место в нем занимает тема научного эксперимента, которая поднима­ется в социально-философских повестях сатирической фантастики "Роковые яйца" и "Собачье сердце", в которых много общего.

Данная тема актуальна и сегодня, потому что булгаковская сатирическая фантастика предуп­реждает общество о грядущих опасностях и катаклизмах. Речь идет о трагическом несоответствии достижений науки - стремлении чело­века изменить мир - и его противоречивой, несовершенной сущности , неспособности предвидеть будущее, здесь он воплощает свою убежденность в предпочтительности нормальной эволюции перед на­сильственным, революционным методом вторжения в жизнь, об от­ветственности ученого и страшной, разрушительной силе самодо­вольного агрессивного невежества. Эти темы вечны и они не утра­тили своего значения и теперь.

Задачами данного реферата являются проанализировать сюжеты в повестях М.А.Булгакова «Роковые яйца» и «Собачье сердце», место и влияние научных экспериментов главных их персонажей на развитие сюжетов в повестях, а также сделать выводы, о чем в своих произведениях писатель предупреждал своих современников, и целью данного реферата узнать, какое влияние он оказывает на нашу современную жизнь.

В данной работе использовались материалы критических статей литературоведов творчества писателя М.А.Булгаков советского и современного периодов, а также самостоятельные выводы по данной теме.

Новизна моей работы заключается в доказательстве значимости, актуальности и «живучести» литературного наследия М.А.Булгакова сегодня, об угрозе всякого бездумного эксперимента, который входит в противоречие человеческой натуре и его нравственности.

1. Быт и время создания повестей «Роковые яйца» и «Собачье сердце».

Повесть «Роковые яйца» была написана в 1924 году, а опубликована в 1925 году, вначале в сокращенном виде в журнале «Красная панорама» №19-22, 24, причем в № 19-21 она носила название «Луч жизни» и только в № 22,24 приобрела известное теперь всем название «Роковые яйца». В том же году повесть была опубликована а альманахе «Недра», в шестом выпуске, и вошла в сборник Булгакова «Дьяволиада», вышедшими двумя изданиями в 1925 и 1926 годах, причем издание сборника 1926 года стало последней прижизненной книгой Булгакова на родине.

Повесть «Собачье сердце» , написанную в 1925 году автор так и не увидел напечатанной, она была изъята у автора вместе с его дневниками сотрудниками ОГПУ во время обыска 7 мая 1926 года. "Собачье сердце" - последняя сатирическая повесть Булгакова. Она избежала участи своих предшественников - не была высмеяна и растоптана лже-критиками от "советской литературы", т.к. вышла в свет лишь в 1987 году в журнале «Знамя».

Действие «Роковых яиц» приурочено к 1928 году, реалии советского быта первых пореволюционных годов узнаются в повести без труда. Самым выразительным в этом отношении становится указание на пресловутый «квартирный вопрос», который якобы был решен в 1926 году: «Подобно тому, как амфибии оживают после долгой засухи, при первом обильном дожде, ожил профессор Персиков в 1926 году, когда соединенная американо-русская компания выстроила, начав с угла Газетного переулка и Тверской, в центре Москвы 15 пятнадцатиэтажных домов, а на окраинах 300 рабочих коттеджей, каждый на 8 квартир, раз и навсегда прикончив тот страшный и смешной жилищный кризис, который так терзал москвичей в годы 1919-1925».

Герой повести профессор Преображенский пришел в булгаковскую повесть с Пречистенки, где издавна селилась потомственная мос­ковская интеллигенция. Недавний москвич, Булгаков этот район знал и любил. В Обуховом (Чистом) переулке он поселился, здесь написаны "Роковые яйца" и "Собачье сердце". Здесь жили люди, близкие ему по духу, по культуре. Прототипом профессора Филиппа Филипповича Преображенского считают родственника Булгакова по матери, профессора Н.М. Покровского. Но, в сущности, в нем отра­зился тип мышления и лучшие черты того слоя русской интеллиген­ции, который в окружении Булгакова назывался "Пречистинкой".

Булгаков считал своим долгом "упорное изображение русской интеллигенции как лучшего слоя в нашей стране". Он уважитель­но-любовно относился к своему герою-ученому, в какой-то степени профессор Преображенский - воплощение уходящей русской культуры, культуры духа, аристократизма.

С 1921 года М.А. Булгаков жил в Москве, которая, как и вся страна, переходила к эпохе НЭПА – парадоксальной, острой, противоречивой. Суровая пора военного коммунизма уходила в прошлое. Эпоха бурлила. Перо Булгакова спешило запечатлеть быстро текущую невероятную, неповторимую действительность. Оно откликалось сатирическими штрихами в очерках и фельетон, целыми фантастическо-сатирическими произведениями, такими, как «Роковые яйца» и «Собачье сердце».

2. Эксперимент профессора Персикова в повести «Роковые яйца».

Апокалиптическими мотивами проникнута сатирическая повесть Булгакова – «Роковые яйца», - работа на которой, как и над «Дьяволиадой», велась во время написания «Белой гвардии».

Сюжетная канва повести «Роковые яйца» очень проста и перекликается с сюжетами многих научно-фантастических романов Г.Уэллса (о чем в повести есть прямые указания). Она поражает смелостью авторской фантазии и обилием весьма рискованных частных заявлений и сатирических выпадов.

В центре повести стоит традиционный образ чудака-ученого, теоретика, всецело погруженного в свои научные исследования, далекого от реальной действительности и не понимающего ее. Профессору Владимиру Игнатьевичу Персиковому было 58 лет, «голова замечательная, толкачом, лысая, с пучком желтоватых волос, торчащими по бокам».

Вторым по значению образом в система персонажей повести становится образ А.С.Рокка. Сам внешний облик Рокка подан в повести как олицетворение эпохи военного коммунизма, времени абсолютно чуждого и враждебного Булгаковому и олицетворяющему для него сущность пролетарской революции: «Он был страшно старомоден. В 1919 году этот человек был бы совершенно уместен на улицах столицы, он был бы терпим в 1924 году, в начале его, но в 1928 году он был странен. В то время как наиболее даже отставшая часть пролетариата – пекаря – ходили в пиджаках, когда в Москве редкостью был редкостью френч – старомодный костюм, оставленный окончательно в конце 1924 года, на вошедшем была кожаная двубортная куртка, зеленые штаны, на ногах обмотки и штиблеты, а на боку огромный старой конструкции пистолет маузер в желтой битой кобуре». Любопытно, что, по словам повествователя, этот человек был бы терпим именно в начале 1924 года. Думаю, что мы имеем недвусмысленное указание Булгакова на время смерти Ленина, и, следовательно, Рокк олицетворяет здесь ленинскую эпоху, ушедшую, как кажется автору, в безвозвратное прошлое.

Главное в повести событие – открытие ученого Персикова. Внешне и это событие не более чем шутка художника. Настраивая для работы микроскоп, Персиков случайно обнаружил, что при движении зеркала и объектива возникает какой –то красный луч, который как вскоре выясняется, оказывает удивительное воздействие на живые организмы: они становятся невероятно активными, злыми, бурно размножаются и вырастают до огромных размеров. Но гениальное изобретение Персикова в условиях большевистской России приводит к неразберихе и чертовщине, которая ассоциируется с концом света.

Началось все с бытового недоразумения. «Вечная кутерьма, вечное безобразие, «какое-то неописуемое безобразие», в результате которого перепутали адреса с яйцами: профессору вместо змеиных грудами везли «эти куриные яйца», а Рокку вместо груды куриных привезли только три ящика яиц.

События развиваются стремительно. Когда Персиков догадался об ужасной ошибке, было уже поздно: в районе Смоленска творилось «что-то чудовищное». Рокк вместо кур вывел змей, а они дали такую же самую феноменальную кладку, как лягушки». Змеи двинулись на Москву. Ничто не могло их остановить. Гибель грозила всему государству. Притихла Москва, а затем началась безумная паника, пожары, мародерство. В результате учиненного разъяренной, неуправляемой толпой погрома сгорает Институт,, занимающийся лабораторным выведением «новой жизни», разбита камера, породившая злополучный красный луч, убит и растерзан толпой сам экспериментатор – профессор Персиков, а вместе с ним Панкрат и прислуга Марья Степановна. И только традиционный русский мороз, разразившийся чудесным образом «в ночь с 19-го на 20-е августа 1928 года» («морозный бог на машине» - иронизирует Булгаков в названии ХII главы повести), спасает Россию от катастрофы ужасного масштаба. Гигантские пресмыкающиеся, подобно древним динозаврам мезозойской эры, вымерзли на подходе к Москве. «Были мертвы» бесчисленные змеиные, крокодильи и страусовые яйца, покрывавшие «леса, поля, необозримые болота» Советской России.

В сюжете «Роковых яиц» множество самых невероятных событий и случайных стечений обстоятельств. Это и невесть откуда взявшийся куриный мор, и нечаянное открытие Персикова, и путаница с яйцами, и восемнадцати градусный мороз в августе, и то, что ни куриная чума, ни нашествие гадов не распространились почему-то за пределы страны, и многое другое. Автор словно специально нагнетает такие случайности, не заботясь о том, чтобы они были сколько-нибудь правдоподобны. Но за аллегорическими образами и картинами нетрудно рассмотреть события реальные или по крайней мере вполне возможные.

mirznanii.com

ЕГЭ. Литература Булгаков М. « Роковые яйца» Характеристика героев

Персиков Владимир.

Профессор зоологического института. Когда-то от него ушла жена, и он, оставшись один, весь погрузился в работу — в опыты над лягушками, жабами  и ужами.

Персиков живёт в своём мире науки. Он отдалён от жизни: в театр  не ходит, не читает газет, считает, что там всё равно пишут чепуху. Область его исследований: эмбриология, зоология, анатомия, биология и география. Всё, что находится вне этих наук, для нег просто не существует. Автор показан учёного, совершенно оторванного от жизни. В этом тоже кроется одна из причин произошедшей трагедии.

 

Работать ему сложно: финансирование института с каждым годом сокращают. А потом вообще прекращают. Все его подопытные гибнут в террариумах.

Но времена меняются. Снова институт начали финансировать, и профессор, любящий своё дело, увлечённый опытами, с  ещё большим рвением продолжает  работать.

Персиков сделал открытие: его красный луч способен вызвать размножение любого организма, попавшего под луч, и рост  до огромных размеров.

Начавшийся в стране мор кур грозит остаться людям без мяса. И здесь в судьбе Персикова появляется коммунист Рокк, который просит у профессора его аппарат с данным лучом. Если направить его на куриные яйца, полученные из-за рубежа, то можно будет снова восстановить поголовье кур.

Эксперимент с лучом только начался. Профессор не хочет отдавать аппарат, но звонок сверху заставляет его это сделать. Учёный зависти от власти и ничего не может сделать.

Но путаница на почте, когда вместо куриных яиц были получены яйца рептилий, привели к тому, что выводятся огромные змеи и другие рептилии.

Гады поедают людей, начинается паника. Привлечены отряды Красной армии.

Ужасна смерть ни в чём не повинного Персикова: его убивает разъярённая толпа.

 

Трагична судьба Персикова,  косвенно он виновен в гибели людей, в трагедии, потому что пытался ворваться в законы природы, проводил эксперименты, не думая о возможных отрицательных последствиях.

 

Таким образом, Булгаков М. показал, на первый взгляд, учёного, увлечённого своей работой. Но оторванность от жизни и зависимость от властей привели к тому, что его открытие не дало положительного эффекта.

Учёный должен быть вместе  с народом, страной, жить его заботами, работать на его благо. А общество, давая свободу научным изысканиям, просто обязано контролировать, что именно изобретается, не принесёт ли это вред обществу, Не приведёт ли к трагедии.

literatura-ege.ru

Реферат - «эксперимент в повестях м. А. Булгакова «роковые яйца»

РЕФЕРАТ

«ЭКСПЕРИМЕНТ В ПОВЕСТЯХ М.А.БУЛГАКОВА «РОКОВЫЕ ЯЙЦА» И «СОБАЧЬЕ СЕРДЦЕ»

СОДЕРЖАНИЕ

Стр

ВВЕДЕНИЕ……………………………………………………………………… 2

1.Быт и время создания повестей «Роковые яйца» и «Собачье сердце»……. 3

2.Эксперимент профессора Персикова в повести «Роковые яйца»…………. 5

3.Эксперимент профессора Преображенского и его последствия в повести «Собачье сердце»………………………………………………………………. 8

4.Уроки, извлеченные из анализа произведений «Роковые яйца» и «Собачье сердце»…………………………………………………………………………… 12

ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………………… 13

Список использованных источников…………………………………………. 14

ВВЕДЕНИЕ

Творчество Булгакова — вершинное явление русской художест­венной культуры двадцатого века. Творчество Булгакова многообразно. Но особое место в нем занимает тема научного эксперимента, которая поднима­ется в социально-философских повестях сатирической фантастики «Роковые яйца» и «Собачье сердце», в которых много общего.

Данная тема актуальна и сегодня, потому что булгаковская сатирическая фантастика предуп­реждает общество о грядущих опасностях и катаклизмах. Речь идет о трагическом несоответствии достижений науки — стремлении чело­века изменить мир — и его противоречивой, несовершенной сущности, неспособности предвидеть будущее, здесь он воплощает свою убежденность в предпочтительности нормальной эволюции перед на­сильственным, революционным методом вторжения в жизнь, об от­ветственности ученого и страшной, разрушительной силе самодо­вольного агрессивного невежества. Эти темы вечны и они не утра­тили своего значения и теперь.

Задачами данного реферата являются проанализировать сюжеты в повестях М.А.Булгакова «Роковые яйца» и «Собачье сердце», место и влияние научных экспериментов главных их персонажей на развитие сюжетов в повестях, а также сделать выводы, о чем в своих произведениях писатель предупреждал своих современников, и целью данного реферата узнать, какое влияние он оказывает на нашу современную жизнь.

В данной работе использовались материалы критических статей литературоведов творчества писателя М.А.Булгаков советского и современного периодов, а также самостоятельные выводы по данной теме.

Новизна моей работы заключается в доказательстве значимости, актуальности и «живучести» литературного наследия М.А.Булгакова сегодня, об угрозе всякого бездумного эксперимента, который входит в противоречие человеческой натуре и его нравственности.

1. Быт и время создания повестей «Роковые яйца» и «Собачье сердце».

Повесть «Роковые яйца» была написана в 1924 году, а опубликована в 1925 году, вначале в сокращенном виде в журнале «Красная панорама» №19-22, 24, причем в № 19-21 она носила название «Луч жизни» и только в № 22,24 приобрела известное теперь всем название «Роковые яйца». В том же году повесть была опубликована а альманахе «Недра», в шестом выпуске, и вошла в сборник Булгакова «Дьяволиада», вышедшими двумя изданиями в 1925 и 1926 годах, причем издание сборника 1926 года стало последней прижизненной книгой Булгакова на родине.

Повесть «Собачье сердце», написанную в 1925 году автор так и не увидел напечатанной, она была изъята у автора вместе с его дневниками сотрудниками ОГПУ во время обыска 7 мая 1926 года. «Собачье сердце» — последняя сатирическая повесть Булгакова. Она избежала участи своих предшественников — не была высмеяна и растоптана лже-критиками от «советской литературы», т.к. вышла в свет лишь в 1987 году в журнале «Знамя».

Действие «Роковых яиц» приурочено к 1928 году, реалии советского быта первых пореволюционных годов узнаются в повести без труда. Самым выразительным в этом отношении становится указание на пресловутый «квартирный вопрос», который якобы был решен в 1926 году: «Подобно тому, как амфибии оживают после долгой засухи, при первом обильном дожде, ожил профессор Персиков в 1926 году, когда соединенная американо-русская компания выстроила, начав с угла Газетного переулка и Тверской, в центре Москвы 15 пятнадцатиэтажных домов, а на окраинах 300 рабочих коттеджей, каждый на 8 квартир, раз и навсегда прикончив тот страшный и смешной жилищный кризис, который так терзал москвичей в годы 1919-1925».

Герой повести профессор Преображенский пришел в булгаковскую повесть с Пречистенки, где издавна селилась потомственная мос­ковская интеллигенция. Недавний москвич, Булгаков этот район знал и любил. В Обуховом (Чистом) переулке он поселился, здесь написаны «Роковые яйца» и «Собачье сердце». Здесь жили люди, близкие ему по духу, по культуре. Прототипом профессора Филиппа Филипповича Преображенского считают родственника Булгакова по матери, профессора Н.М. Покровского. Но, в сущности, в нем отра­зился тип мышления и лучшие черты того слоя русской интеллиген­ции, который в окружении Булгакова назывался «Пречистинкой».

Булгаков считал своим долгом «упорное изображение русской интеллигенции как лучшего слоя в нашей стране». Он уважитель­но-любовно относился к своему герою-ученому, в какой-то степени профессор Преображенский — воплощение уходящей русской культуры, культуры духа, аристократизма.

С 1921 года М.А. Булгаков жил в Москве, которая, как и вся страна, переходила к эпохе НЭПА – парадоксальной, острой, противоречивой. Суровая пора военного коммунизма уходила в прошлое. Эпоха бурлила. Перо Булгакова спешило запечатлеть быстро текущую невероятную, неповторимую действительность. Оно откликалось сатирическими штрихами в очерках и фельетон, целыми фантастическо-сатирическими произведениями, такими, как «Роковые яйца» и «Собачье сердце».

2. Эксперимент профессора Персикова в повести «Роковые яйца».

Апокалиптическими мотивами проникнута сатирическая повесть Булгакова – «Роковые яйца», — работа на которой, как и над «Дьяволиадой», велась во время написания «Белой гвардии».

Сюжетная канва повести «Роковые яйца» очень проста и перекликается с сюжетами многих научно-фантастических романов Г.Уэллса (о чем в повести есть прямые указания). Она поражает смелостью авторской фантазии и обилием весьма рискованных частных заявлений и сатирических выпадов.

В центре повести стоит традиционный образ чудака-ученого, теоретика, всецело погруженного в свои научные исследования, далекого от реальной действительности и не понимающего ее. Профессору Владимиру Игнатьевичу Персиковому было 58 лет, «голова замечательная, толкачом, лысая, с пучком желтоватых волос, торчащими по бокам».

Вторым по значению образом в система персонажей повести становится образ А.С.Рокка. Сам внешний облик Рокка подан в повести как олицетворение эпохи военного коммунизма, времени абсолютно чуждого и враждебного Булгаковому и олицетворяющему для него сущность пролетарской революции: «Он был страшно старомоден. В 1919 году этот человек был бы совершенно уместен на улицах столицы, он был бы терпим в 1924 году, в начале его, но в 1928 году он был странен. В то время как наиболее даже отставшая часть пролетариата – пекаря – ходили в пиджаках, когда в Москве редкостью был редкостью френч – старомодный костюм, оставленный окончательно в конце 1924 года, на вошедшем была кожаная двубортная куртка, зеленые штаны, на ногах обмотки и штиблеты, а на боку огромный старой конструкции пистолет маузер в желтой битой кобуре». Любопытно, что, по словам повествователя, этот человек был бы терпим именно в начале 1924 года. Думаю, что мы имеем недвусмысленное указание Булгакова на время смерти Ленина, и, следовательно, Рокк олицетворяет здесь ленинскую эпоху, ушедшую, как кажется автору, в безвозвратное прошлое.

Главное в повести событие – открытие ученого Персикова. Внешне и это событие не более чем шутка художника. Настраивая для работы микроскоп, Персиков случайно обнаружил, что при движении зеркала и объектива возникает какой –то красный луч, который как вскоре выясняется, оказывает удивительное воздействие на живые организмы: они становятся невероятно активными, злыми, бурно размножаются и вырастают до огромных размеров. Но гениальное изобретение Персикова в условиях большевистской России приводит к неразберихе и чертовщине, которая ассоциируется с концом света.

Началось все с бытового недоразумения. «Вечная кутерьма, вечное безобразие, «какое-то неописуемое безобразие», в результате которого перепутали адреса с яйцами: профессору вместо змеиных грудами везли «эти куриные яйца», а Рокку вместо груды куриных привезли только три ящика яиц.

События развиваются стремительно. Когда Персиков догадался об ужасной ошибке, было уже поздно: в районе Смоленска творилось «что-то чудовищное». Рокк вместо кур вывел змей, а они дали такую же самую феноменальную кладку, как лягушки». Змеи двинулись на Москву. Ничто не могло их остановить. Гибель грозила всему государству. Притихла Москва, а затем началась безумная паника, пожары, мародерство. В результате учиненного разъяренной, неуправляемой толпой погрома сгорает Институт,, занимающийся лабораторным выведением «новой жизни», разбита камера, породившая злополучный красный луч, убит и растерзан толпой сам экспериментатор – профессор Персиков, а вместе с ним Панкрат и прислуга Марья Степановна. И только традиционный русский мороз, разразившийся чудесным образом «в ночь с 19-го на 20-е августа 1928 года» («морозный бог на машине» — иронизирует Булгаков в названии ХII главы повести), спасает Россию от катастрофы ужасного масштаба. Гигантские пресмыкающиеся, подобно древним динозаврам мезозойской эры, вымерзли на подходе к Москве. «Были мертвы» бесчисленные змеиные, крокодильи и страусовые яйца, покрывавшие «леса, поля, необозримые болота» Советской России.

В сюжете «Роковых яиц» множество самых невероятных событий и случайных стечений обстоятельств. Это и невесть откуда взявшийся куриный мор, и нечаянное открытие Персикова, и путаница с яйцами, и восемнадцати градусный мороз в августе, и то, что ни куриная чума, ни нашествие гадов не распространились почему-то за пределы страны, и многое другое. Автор словно специально нагнетает такие случайности, не заботясь о том, чтобы они были сколько-нибудь правдоподобны. Но за аллегорическими образами и картинами нетрудно рассмотреть события реальные или по крайней мере вполне возможные.

«Роковые яйца» – это не просто сатира, а предостережение от чрезмерного увлечения давно, в сущности открытым красным лучом, или, иначе говоря, революционным прогрессом, революционными методами строительства новой жизни. Они не всегда и не во всем идут во благо народу, утверждал писатель, а могут быть чреваты катастрофически тяжелыми последствиями, потому что пробуждают огромную энергию в людях, не только мыслящих, честных и сознающих свою ответственность перед народом, но и невежественных и бесчинных. Порою таких людей этот процесс возносит на огромную высоту, и уже от них немало зависит его дальнейший ход.

Самое горькое было в том, что Булгаков не ошибся даже в сроках. Именно в 1928 началось общенародное бедствие, которое именовалось всеобщей коллективизацией сельского хозяйства и ликвидацией кулачества как класса, и нанесло стране огромный урон.

В России действительно произошел апокалипсис, от которого предостерегал М.А.Булгаков в своей сатирической повести «Роковые яйца».

3. Эксперимент профессора Преображенского и его последствия в повести «Собачье сердце».

В основе повести лежит великий эксперимент. Профессор Преображенский, немолодой уже человек, живет уе­диненно в прекрасной комфортабельной квартире. автор любуется культурой его быта, его облика — Михаил Афанасьевич и сам любил аристократизм во всем, одно время он даже носил монокль.

Профессор, осуществляющий превращение пса в человека, носит фамилию Преображенский. А само действие происходит в канун Рож­дества. Между тем, всеми возможными средствами писатель указыва­ет на противоестественность происходящего, что это есть антитво­рение, пародия на Рождество. И по этим признакам можно сказать, что в «Собачьем сердце» уже просматриваются мотивы последнего и лучшего произведения Булгакова — романа о дьяволе.

Гордый и величественный профессор Преображенский, который так и сыплет старинными афоризмами, светило московской генетики, гениальный хирург занимается прибыльными операциями по омоложе­нию стареющих дам и бойких старцев: беспощадна авторская ирония — сарказм в отношении процветающих нэпманов.

Но профессор задумывает улучшить саму природу, он решается посоревноваться с самой Жизнью, создать нового человека, совершает главное дело своей жизни — уникальную операцию – эксперимент, пере­садив псу Шарику чело­веческий гипофиз от скончавшегося за несколько часов до операции мужчины 28 лет. Человек этот — Клим Петрович Чугункин, судился три раза. «Профессия — игра на балалайке по трактирам. Маленького роста, плохо сложен. Печень расширена (алкоголь). Причина смерти — удар ножом в сердце в пивной».

В результате сложнейшей операции появилось безобразное, примитивное существо — нелюдь, целиком унаследовавшее «проле­тарскую» сущность своего «предка». Первые произнесенные им слова были ругань, первое отчетливое слова:«буржуи». А потом — слова уличные: «не толкайся!» «подлец», «слезай с подножки» и.т.п. Это был омерзительный «человек маленького роста и несимпатичной на­ружности. Волосы у него на голове росли жесткие… Лоб поражал своей малой вышиной. Почти непосредственно над черными ниточками бровей начиналась густая головная щетка». Так же безобраз­но-вульгарно он и «принарядился».

Чудовищный гомункулус, человек с собачьим нравом, «основой» которого был люмпен — пролетарий Клим Чугункин, чувствует себя хозяином жизни, он нагл, чванлив, агрессивен. Конфликт между профессором Преображенским, Борменталем и человекообразным люм­пеном абсолютно неизбежен. Жизнь профессора и обитателей его квартиры становится сущим адом. «Человек у двери мутноватыми глазами поглядывал на профессора и курил папиросу, посыпая ма­нишку пеплом...» — «Окурки на пол не бросать — в сотый раз про­шу. Чтобы я больше не слышал ни одного ругательного слова. В квартире не плевать! С Зиной всякие разговоры прекратить. Она жалуется, что вы в темноте ее подкарауливаете. Смотрите!» — не­годует профессор. " — Что-то вы меня, папаша, больно утесняете ­вдруг плаксиво выговорил он (Шариков)… Что вы мне жить не даете?" Вопреки недовольству хозяина дома, Шариков живет по-свое­му, примитивно-паразитически: днем большей частью спит на кухне, бездельничает, творит всяческие безобразия, уверенный, что «в настоящее время каждый имеет свое право.»

Усмешка жизни в том, что едва встав на задние конечности, Шариков готов утеснить, загнать в угол породившего его «папашу» — профессора.

И вот это человекообразное существо требует от профессора документ о проживании, уверенный, что в этом ему поможет домком, который «интересы защищает».

— Чьи интересы, позвольте осведомиться?

— Известно чьи — трудового элемента. Филипп Филиппович вы­катил глаза.

— Почему же вы — труженик?

— Да уж известно, не нэпман.

Из этого словесного поединка, пользуясь растерянностью про­фессора по поводу его происхождения («вы ведь, так сказать, нео­жиданно появившееся существо, лабораторное») гомункулус выходит победителем и требует присвоить ему «наследственную» фамилию Ша­риков, а имя он себе выбирает — Полиграф Полиграфович. Шариков наглеет с каждым днем. К тому же он находит союзни­ка — теоретика Швондера. Именно он, Швондер требует выдачи доку­мента Шарикову, утверждая, что документ самая важная вещь на свете.

Страшно то, что бюрократической системе наука профессора не нужна. Ей ничего не стоит кого угодно назначить человеком. Любое ничтожество, даже пустое место — взять и назначить человеком. Ну, естественно, оформив это соответствующим образом и отразить, как положено, в документах. Натравливая Шарикова на профессора, Швондер не понимает, что кто-то другой легко может натравить Ша­рикова на самого же Швондера. Человеку с собачьим сердцем доста­точно указать любого, сказать, что он враг, и Шариков его уни­зит, уничтожит и.т.д. Как это напоминает советское время и осо­бенно тридцатые годы…

Звездным часом для Полиграфа Полиграфовича явилась его «служба».

Ошара­шенному профессору он предъявляет бумагу, в которой говорится, что товарищ Шариков состоит заведующим подотделом очистки города от бродячих животных. Конечно устроил его туда Швондер. На воп­рос, почему же от него так отвратительно пахнет, монстр отвечает:

— Ну, что ж, пахнет… известно: по специальности. Вчера

котов душили — душили...

Итак булгаковский Шарик совершил головокружительный прыжок: из бродячих собак — в санитары по очистке города от бродячих со­бак /и кошек, естественно/. Что ж, преследование своих — харак­терная черта всех Шариковых. Они уничтожают своих, словно заме­тая следы собственного происхождения...

Последний, заключительный аккорд шариковской деятельности ­донос-пасквиль на профессора Преображенского.

Нужно отметить, что именно тогда, в тридцатые годы донос становится одной из основ «социалистического» общества, которое правильней было бы назвать тоталитарным. Так как только тотали­тарный режим может иметь в своей основе донос.

Шарикову чужды совесть, стыд, мораль. У него отсутствуют человеческие качества кроме подлости, ненавести, злобы…

Хорошо, что на страницах повести чародею-профессору удалось обратное превращение человека-монстра в животное, в собаку. Хо­рошо, что профессор понял, что природа не терпит насилия над со­бой. Увы, в реальной жизни Шариковы победили, оказались живучи­ми, ползущими из всех щелей. Самоуверенные, наглые, уверенные в своих священных правах на все, полуграмотные люмпены довели нашу страну до глубочайшего кризиса, ибо большевистско-швондеровская теза «большого скачка социалистической революции», глумливое пренебрежение законами развития эволюции могло породить только Шариковых.

4. Уроки, извлеченные из анализа произведений «Роковые яйца» и «Собачье сердце».

Все, что проис­ходило вокруг и что именовалось строительством социализма, воспринималось Булгаковым именно как эксперимент — огромный по масш­табам и более чем опасный. К попыткам создания нового совершен­ного общества революционными, т.е. не исключающими насилия, ме­тодами, к воспитанию теми же методами нового, свободного челове­ка он относился крайне скептично. Для него это было таким вмеша­тельством в естественный ход вещей, последствия которого могли оказаться плачевными в том числе и для самих «экспериментато­ров». В дневнике М.Булгакова («Под пятой. Мой дневник») соседствует точка зрения свидетеля, иронично наблюдающего со стороны за грандиозным социальным экспериментом («Интересно было бы знать, сколько времени «Союз социалистических республик» просуществует в таком положении»), и пророческие эсхатологические интонации («Да чем-нибудь все это да кончится. Верую…»). Об этом автор своим произведениями и предупреждает читате­лей.

Повести «Роковые яйца» и «Собачье сердце», по моему мнению, отличается пре­дельно ясной авторской идеей. Коротко ее можно сформулировать так: впервые определенно проявилось неприятие Булгаковым революционных перемен, и свершившаяся в России революция явилась не результатом ес­тественного социально-экономического и духовного развития об­щества, а безответственным и преждевременным экспериментом; по­сему необходимо страну возвратить, по возможности, в ее прежнее естественное состояние.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В повести «Собачье сердце» профессор исправляет свою ошибку — Шариков снова превращается в пса. Он доволен своей судьбой и самим собой. Но в жизни подобные эксперименты необратимы. И Булгаков сумел предупредить об этом в самом начале тех разрушительных преобразований, которые начались в нашей стране в 1917-ом году после революции, когда были созданы все условия для появления огромного количества шариковых с собачьими сердца­ми. Тоталитарная система этому очень способствует. Наверное из-за того, что эти монстры проникли во все области жизни, что они и сейчас среди нас, Россия и переживает сейчас тяжелые вре­мена. Шариковы со своей, по истине собачьей живучестью, не смот­ря ни на что, пройдут везде по головам других. Собачье сердце в союзе с человеческим разумом — главная уг­роза нашего времени.

В ходе работы была предпринята попытка доказать, что повести, написанные в начале ХХ века остаются актуальными и в наши дни, служат предупреждением грядущим поколениям. Сегодняшний день так близок ко вчерашне­му… На первый взгляд кажется, что внешне все изменилось, что страна стала другой. Но сознание, стереотипы, образ мышления лю­дей не поменяются ни за десять, ни за двадцать лет — пройдет не одно поколение, прежде чем шариковы исчезнут из нашей жизни, прежде чем люди станут другими, прежде чем не станет пороков, описанных Булгаковым в его бессмертных произведениях. Как хочется верить, что это время настанет!...

Таковы невеселые раздумья о последствиях (с одной стороны ­возможных, с другой — совершившихся) взаимодействия трех сил: аполитичной науки, агрессивного социального хамства и сниженной до уровня домкома духовной власти.

Список использованных источников.

1. Безносов Э.Л. Лекция 4. Образ послереволюционной советской действительности в повести Булгакова «Роковые яйца» и образы «новых» людей в сатирической повести «Собачье сердце».//«Литература. – 2004.- №38.

2. Булгаков М.А. Под пятой: Мой дневник//Огонек. – 1989. — №51.

3. Булгаков М. Собачье сердце: Роман. Повести. Рассказы. –М.: ЗАО Изд-во ЭКСМО – Пресс, 1999.

4. М.А.Булгаков. Собачье сердце. Справочные материалы. 11 кл./Авт.-сост. И.М. Михайлова.-М.: Дрофа, 1998.

5. Булгаков М.А. Собр. соч.: В 5 т. М., 1989-1990. Т.2.

6. Камахина Т.В. Эксперимент профессора Преображенского//Литература в школе. – 2002. — №7.

7. Киреев Руслан. Булгаков. Последний полет//Литература.-2004.- №32.

8. Петров В.Б. Михаил Булгаков смотрит в будущее./ /Литература в школе.-2002.- №7.

9. Чекалов П.К. Собачье и человеческое в повести М.А.Булгакова «Собачье сердце».//Литература.-2004.- №8.

10. Яблоков Е.А. Мотивы прозы Михаила Булгакова. М., 1997.

www.ronl.ru